Потери российской экономики от вируса COVID-19 могут составить до 0,3% ВВП

0
409

Последняя неделя февраля прошла под знаком паники из‑за распространения коронавируса COVID-19. Хотя в Китае ситуация улучшается и внутри страны вирус удалось локализовать в провинции Хубэй, удержать COVID-19 от распространения в других регионах мира не удалось. Количество новых случаев заражения за пределами Китая выросло за неделю в 6,5 раза — с 200 случаев в день 22 февраля до 1,3 тыс. 29 февраля. Очаги заражения возникли в Южной Корее, Иране, Италии, стремительно растет число заболевших в Германии и Франции. Такие новости вызвали снижение индекса S&P 500 на 11,5%, что стало максимальным недельным снижением с октября 2008 года. Цена на нефть Brent с $68 за баррель в начале года упала уже до $50.

Предварительный ущерб

Экономисты пытаются оценить потери мировой экономики. По прогнозам Oxford Economics, в случае локализации вируса в пределах Азии негативный эффект составит $0,4 трлн, а вот если не удастся избежать пандемии, ущерб может вырасти до $1 трлн, или 1,3% глобального ВВП. Часть экспертов уже сравнивают текущую ситуацию с cобытиями 2008–2009 годов. Предсказавший тот глобальный кризис экономист Нуриэль Рубини обещает, что «худшее впереди».

Панические настроения на рынке сейчас сильнее фундаментальных факторов. Например, цены на нефть падают, несмотря на снижение добычи в Ливии и более скромные, чем ожидалось, итоги 2019 года в нефтяной промышленности США. Из-за снижения цен на нефть и распространения вируса на территории крупных торговых партнеров (Китай, страны ЕС) увеличиваются риски и для России. Президент Владимир Путин на экстренном совещании констатировал, что пока уровень цен на нефть является приемлемым для исполнения бюджета.

Однако стоит признать, что негативные эффекты уже проявляются. По оценкам Института энергетики и финансов, прямой ущерб для экономики России от эпидемии коронавируса составит 0,1% ВВП ($1,7 млрд), а с учетом мультипликативных эффектов и возможного очередного снижения добычи нефти в рамках ОПЕК+ (встреча пройдет 5–6 марта) — до 0,3% ВВП. Снижение цен на энергоносители — это еще $7 млрд, или 0,4% ВВП, которые российская экономика не получит в первом полугодии 2020 года. Однако в текущем базовом сценарии мы предполагаем, что рост цен на нефть возобновится уже в апреле и к июлю-августу цена Brent восстановится до $65 за баррель. В результате прямого эффекта на динамику ВВП не будет, так как доходы российского бюджета, главного бенефициара высоких цен на энергоносители, рассчитываются исходя из $42,4 за баррель. Недополученные доходы просто не поступят в резервные фонды.

Стоит оговориться, что пока наши оценки в основном учитывают негативное влияние со стороны Китая и стран Юго-Восточной Азии. По мере того, как станут понятны масштабы проблем для европейских экономик, оценки ущерба для России могут быть увеличены.

Источник: www.rbc.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь