Лановой заставил зал встать на вручении театральной премии

16

«Пируйте же, пока еще мы тут!» — восклицает со сцены Василий Лановой, и эта пушкинская фраза венчает церемонию самой народной премии — «Звезда театрала». В понедельник она прошла в 12-й раз в Театре им. Евгения Вахтангова.

Фото: пресс-служба премии

Самой народной ее называют небезосновательно, поскольку голосование проходит в режиме онлайн на сайте журнала «Театрал», который и является создателем/организатором этой премии.

— За номинантов голосовали 103 148 зрителей из 92 стран мира, — сообщает со сцены президент премии Валерий Яков. — В этом году «Звезда театрала» ввела две новые номинации: «Лучший русский театр за рубежом» и «Лучший региональный театр». Спасибо, что вы проголосовали и любите русский театр.

Таков краткий спич президента, и церемония начинается. Юные мимы с выбеленными лицами в костюмах Марселя Марсо (черное облегающее трико, черный берет), двигаясь в джазовом ритме, поют:

Чтобы знать, на что ходить,

Чтобы лучших наградить,

Чтобы всем раздать сестрам по серьгам,

Твой выбор — зритель.

Это студенты Владимира Панкова, и они безмолвно и забавно будут сопровождать всю церемонию, которую элегантно проведут первая красавица Театра-студии Олега Табакова Анна Чиповская и ведущий актер Театра им. Пушкина Андрей Заводюк, который начинает так:

— Заканчивается Год театра. Он был непростой (смех в зале, потому что это мягко сказано), чиновники в этом году превзошли самих себя, предлагая либо разогнать театры, либо объединить их в один колхоз. Но мы предлагаем вам пройтись по млечному театральному пути.

Церемонию открывает как раз новая номинация — зарубежный театр на русском языке. Здесь три претендента — Эстония, Германия, Австрия. Победу одерживает Эстония, «Vene Teater». Тот, кто получает статуэтку подбоченившегося Арлекина, говорит со сцены: «Поверьте, мы ощущаем свою связь с Россией. И эта наша победа — как награда всему русскому зарубежью».

Церемония, которую режиссировала Рузанна Мовсесян, идет быстро, без проволочек и без утомительных речей. Ведущие удачно импровизируют. У Чиповской три перемены туалетов: ярко-красное платье с пышной юбкой, воздушное черное и серебристое облегающее на финал — в каждом хороша.

Номинаций много — от социальных до художественных. Лучшим социальным проектом зритель назвал проект «тифлокомментирование спектаклей», который несколько лет назад первым инициировал Губернский театр Сергея Безрукова. Для тех, кто не знает: тифлокомментирование помогает «смотреть» спектакль слабовидящим людям. И две актрисы Губернского, поднявшись на сцену, демонстрируют, как происходит процесс, и добавляют: «Мы были первыми, а сейчас в театрах работает уже более 100 тифлокомментаторов».

Лучшим директором выбран Андрей Воробьев из театра «Мастерская Петра Фоменко». Что характерно, приз ему вручает не кто-нибудь, а главный психиатр Москвы, который ставит диагноз: «Во-первых, директор — это расстрельная должность. Во-вторых, директор должен за короткий отрезок времени пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что, до семи часов вечера. В-третьих, он живет на два дома и никогда не выходит на поклоны». Однако Андрей Воробьев, который действительно толковый директор, и вышел, и поклонился, и краткую речь произнес.

Пока идет церемония и раздаются заветные статуэтки — лучшему музыкальному спектаклю («Джейн Эйр» из Оренбурга), за лучшую работу актрисы в кино (Светлана Немоляева) и актера (Олег Меньшиков), я думаю о том, о чем много говорили в кулуарах перед началом церемонии. А именно: о нечестном голосовании, которое допускает режим онлайн. Ведь не проблема накрутить голоса. Говорят, что некие фирмы за определенное вознаграждение делают это легко и непринужденно. Как «Звезда театрала» может отследить нечистоплотность других в своей игре? После церемонии Валерий Яков только подтверждает мои сомнения.

— Безусловно, накрутки есть, и мы это видим особенно по определенным театрам. Я имею в виду, что спектакль, который мы предварительно отсмотрели, не является шедевром, но идет по голосам с отрывом от конкурентов процентов на 70. Единственный способ соблюсти чистоту эксперимента — это с помощью наших технических служб убрать эти накрутки. Тогда мы получаем реальную картину.

Согласно реальной картине, лучшим региональным театром становится пермский «У Моста», лучшим театрализованным проектом назван «Бурлеск» Цирка на Цветном бульваре, а лучшим спектаклем для детей и юношества признана «Черная курица». Лучшей актрисой второго плана стала Ирина Пегова, сыгравшая роль Люськи в спектакле МХТ «Бег». Мужская роль второго плана досталась Константину Райкину, сыгравшему Сгонореля в спектакле «Дон Жуан».

Но самый лучший — Владимир Машков — Абрам Шварц из «Матросской Тишины». Владимир Львович влетает на сцену, целует статуэтку и так же быстро исчезает, как и появился.

Есть еще и такая номинация — лучшая постановка иностранного режиссера в Москве. Победителем в ней стал итальянец Джорджо Сангати, поставивший в Вахтанговском «Новую квартиру». Конкурентом у него была очень сильная работа англичанина Деклана Доннеллана в Пушкинском театре «Рыцарь пламенеющего пестика». Но увы, «Звезда театрала» осталась у вахтанговцев. Лучшими режиссерами, согласно народному голосованию, стали Кирилл Серебренников (спектакль «Барокко» в Гоголь-центре) и Антон Яковлев (спектакль «Макбет» на Малой Бронной).

Не обошлось без легендарных номинаций. Легендой оперной сцены зрители назвали Тамару Синявскую, один выход которой на сцену свидетельствовал: перед нами оперная примадонна — глубокий грудной голос, стать, благородство. Она призналась: не ожидала, что станет легендой именно театра, и рассказала, что ее отрочество прошло за кулисами Малого, где она пела в хоре. «А потом я перешла дорожку и на 40 лет задержалась в Большом театре. Теперь служу в театральном институте».

Легендой признан и Марк Розовский, поражающий энергией и творческим долголетием. Его поздравляет Максим Дунаевский.

И еще одна вершина — героическая. Она так и обозначена «Герой». Ну конечно же, это Василий Семенович Лановой, корифей Театра им. Вахтангова. Вот он выходит из кулис, поражая легкостью и стремительностью шага, хотя ему уже за 80. Говорит так, как сейчас мало кто умеет: четко, громко, окрашивая, кажется, каждую букву благородным звуком.

— Я вспоминаю, как с галерки зритель кричал: «Вася, говори громче!» И я всегда шел зрителю навстречу. Хочу закончить пушкинской фразой: «Пируйте же, пока еще мы тут!» — раскидывает свои длинные руки, и зал встает. Что тут скажешь? Герой, легенда… Действующая.

Источник: www.mk.ru