Киркоров о «Евровидении» и коронавирусе: «Не сидеть бы одним в зале»

0
45

В 1995 году, когда 27-летний, мальчик еще, Филипп Киркоров трепетным соловьем старательно выводил рулады «Колыбельной вулкану» на тогда еще безнадежно старомодном «Евровидении» в Дублине и занял 17-е место, никто, включая и молодого поп-короля, не думал, что, во-первых, королевский трон будет узурпирован им в лучших местных традициях на веки вечные, а во-вторых, что через 25 лет Солнцеликий узурпирует еще и титул «Мистер «Евровидение». Нынешний евроконкурс в Роттердаме, если его не отменят из-за коронавируса, станет таким образом юбилейным этапом в жизни и творчестве неутомимого Филиппа Первого.

Балтийская сдержанность эстонца Уку Сувисте не помешала настойчиво призвать поп-короля к «евроответственности». Фото: пресс-служба артиста

К юбилейной дате г-н Киркоров подготовился основательно, хотя и утверждает, что не хотел. Подготовился, разумеется, уже не в качестве певца, а как повелось уже с давних пор — в качестве многоопытного продюсера. И взял под крыло уже не одного, как обычно (как это было с тем же пресловутым Лазаревым, с которым он буквально вымотался завоевывать для матушки-России великую европобеду), а сразу двух подопечных — Наталью Гордиенко из Молдовы и Уку Сувисте из Эстонии, о чем «ЗД» уже сообщала. Попутно в медиасфере опять всплыла не очень красивая, если это правда, история о том, как Фил ставил якобы палки в колеса нашим разудалым Little Big’ам еще в прошлом году, пропихивая во второй раз на «Евровидение» все того же Лазарева. Теперь, к счастью, Little Big и Киркоров едут под разными флагами и друг другу не мешают, если не считать самого соревнования на Ahoy Arena в Роттердаме.

Однако обойти вниманием столь скандальезный сюжет в нашем предконкурсном и одновременно юбилейном трепе, конечно, не представлялось возможным. Разумеется, Филипп на миндальном глазу всячески отрицал свою каверзность…

Киркоров о "Евровидении" и коронавирусе: "Не сидеть бы одним в зале"

Моя помощь Little Big не нужна

— Я, как всегда, зло во плоти, зло запрещающее, зло разрешающее… — кокетливо гневался поп-король в ответ на вопрос о его предполагаемых прошлогодних кознях.

— Ненавистники так и про Аллу, кстати, веками талдычат: мол, коварной Карабасихой двигала она фигурами на шахматной доске шоу-бизнеса, топила, возносила, все решала на эстраде.

— Она и решает! Но не в таком конспирологическом смысле, конечно. Задает тренды — уже пятое десятилетие подряд! Видишь, у нас разговор опять начался с Аллы…

— Ну, мы ж без нее не можем! Но ты в данном случае выступаешь воплощением зла именно в конспирологическом ключе. Задушил, дескать, робкий европорыв Little Big’ов еще в прошлом году из-за своего Лазарева.

— Решение по Лазареву уже было принято к тому моменту, когда ребята изъявили желание поехать на «Евровидение».

Киркоров о "Евровидении" и коронавирусе: "Не сидеть бы одним в зале"

— Некоторые «расследователи» утверждают обратное, потому что по датам вроде бы такая версия не очень сопрягается…

— А потому что эти «расследователи» не учитывают главного фактора. У нас же утвердился византийский принцип в принятии решений, в том числе по «Евровидению». Заведено так, что поделаешь? Все в наших традициях. Вопрос — к телевизионным руководителям, если что. Решение по Лазареву уже было, но оставалось до поры до времени секретным — до официального объявления. Мы уже начали подготовку — тихо, без публичной огласки, никому ничего не говорили. И в этот момент мне звонит Саша Гудков (телеведущий и шоумен. — Прим. «ЗД») и говорит: «Скажи, пожалуйста, ты вот занимаешься «Евровидением»?» Я говорю: «Что значит «занимаешься»? Я консультирую, и то если меня попросят». И он говорит, что есть такая замечательная идея — отправить на «Евровидение» Little Big. Я даже расстроился. Говорю: «Ну что же вы так поздно?!» Мне очень нравятся ребята, но они опоздали. На тот момент телеканал уже попросил меня возглавить творческую группу, чтобы помочь артисту, которого они выбрали, то есть Лазареву.

— Что значит: «они выбрали»? Известно же, как ты сам душил этого Лазарева, чтобы он снова ехал добывать тебе «Хрустальный микрофон». Он об этом сам и плакался налево-направо…

— Да, я хотел, чтобы ехал Лазарев. Но не я его утверждал. Я рекомендовал. Меня могли послушать, а могли и не послушать. Но факт, что решение было уже принято. Не в моей власти было его переигрывать. Вот и весь сказ. На этом все и закончилось.

— Ваши отношения с Little Big не испортились после этого казуса?

— К счастью, нет. Мы даже потом были вместе на каком-то эфире, все было уважительно, доброжелательно, корректно. К тому же мои дети вообще сразу стали фанатами песни Skibidi, бегали со всеми этими движениями, флешмобили. А дети — это лакмусовая бумага, показатель того, что действительно интересно и талантливо. Так же, как только благодаря Мартину я почти нехотя взял в репертуар «Цвет настроения синий»! Так что я, конечно, никак не мог быть против ребят, потому что Little Big действительно замечательная группа. Я им так и посоветовал, говорю: «На этот год вы опоздали, думайте на следующий».

— Вот и надумали с твоей легкой руки. Молодцы. Хотя у меня лично никогда не было мысли, что Little Big’и всерьез думают о «Евровидении». А оно вон что — второй год подряд бьют копытом…

— А мне кажется, что эта мысль лежала на поверхности. Посмотри, сколько было в тех же соцсетях разговоров, даже голосований о том, что на «Евровидение» надо отправлять Little Big.

— Теперь тебе как знатному специалисту по «Евровидению» сама судьба велит раздать ребятам пару мудрых советов и рекомендаций, не так ли?

— Вряди ли я смог бы написать песню для Little Big — они сами пишут себе прекрасно песни. В данном случае я мог бы быть им консультантом, хотя они сами по себе настолько креативны, незаурядны и самобытны, что без сомнения придумают классный номер, и моя помощь им, скорее всего, не нужна.

Обидно спалиться

— Но ты не остался на обочине европроцесса — было бы, наоборот, странно, если бы остался. Поздравляю с двойной победой: оба твоих подопечных — Наталья Гордиенко из Молдовы и Уку Сувисте из Эстонии — победили в национальных отборочных турах. Ты теперь поедешь в Роттердам прямо как мать-наседка…

— И очень неожиданно! Поверишь? У нашей DreamTeam были серьезные сомнения по этому году. Первый канал обычно сам готовит своих участников, и с 2006 года, когда знаменитый номер с роялем и балериной на песню «Never Let You Go» поставил режиссер Фокас Евангелинос, что принесло Диме Билану почетное второе место, нас больше не призывали как-то к участию и сотрудничеству в подготовке к конкурсу. У них своя, очень профессиональная авторская и продюсерская команда, тоже было много достойных результатов, прекрасных участников, Полина Гагарина блестяще выступила и завоевала второе место (Вена, 2015 г.). А мы с нашей DreamTeam больше сотрудничаем с каналом «Россия» — два раза очень удачно свозили Сергея Лазарева, плюс все наши проекты с другими странами: с Украиной — Ани Лорак (Белград, 2008 г.), с Беларусью — Дима Колдун (Хельсинки, 2007 г.), с Азербайджаном — Фарид Мамедов (Мальме, 2013 г.). В общем, прилично возили и с приличными результатами: два вторых места, два — третьих. Лучший результат — 6-е место, — который когда-либо был у Беларуси. Поэтому в этом году мы решили отсидеться в какой-то степени.

— А получилось, значит, как в песне у нашей Аллы: «Надо бы остановиться, но не могу и не хочу», да?

— Верь — не верь, но действительно хотели остановиться. Но на горизонте появилась замечательная девочка Наталья Гордиенко из Молдовы, которой лично я давал 12 баллов на конкурсе «Новая волна» в 2007 году, и она тогда завоевала в Юрмале Гран-при. С той поры мы дружили, я следил за ее творчеством. Когда DoReDos после победы на «Новой волне» (2017) выставили свою кандидатуру на «Евровидение-2018» с нашей песней «My Lucky Day», я поехал на финал отборочного конкурса в Кишинев. Там мы встретились с Наташей, и она так мечтательно сказала: «Может, когда-нибудь и я стану участницей этого замечательного «Евровидения»?..

Киркоров о "Евровидении" и коронавирусе: "Не сидеть бы одним в зале"

— Она же уже была в 2006-м — как раз и Билан поехал тогда в первый раз. Заняла 20-е место…

— Они с Арсением из группы Ozon выступали дуэтом — да, 20-е место, но все-таки прошли в финал. Однако это было не сольное выступление. И я ей говорю: «Я только за, давай думать о песне». И грекам моим она очень понравилась: прекрасный светлый человек, хорошая вокалистка, певица, опытный боец. Начали думать, придумывать, химичить — и вот вырулили песню «Prison». И как назло в этом году сильнейший конкурс в Молдове: 20 исполнителей, и топовый Парфений, и Максим Завидия — очень яркий артист. В прошлом году я болел как раз за Максима, очень переживал, что он занял в нацотборе второе место, и надо ж такому случиться, что он опять участвовал. Было бы обидно, конечно, в такой ситуации спалить песню, номер, если бы Наташа не победила в национальном отборе. Все усилия ушли бы в никуда. Но рискнули. Было непросто, мы понимали, что борьба будет жесткой. Фокас сделал наброски номера, пока еще не окончательного, привезли шведских бэк-вокалистов… Сделали, в общем, все по высшему уровню — и не прогадали. И у жюри, и у зрителей Наташа стала первой. Мы, конечно, счастливы, поздравляли друг друга.

— Помимо молдаванки Наташи ты еще зацепил и эстонца Уку Сувисте, и он тоже победил в нацотборе. Песня «What Love Is» написана все «твоим» же Димитрисом Контопулосом, и вряд ли есть сомнение, что не обошлось без твоего участия…

— Уку зацепили еще в прошлом году! Потому что хитрая кошечка Ани Лорак, у которой Уку был в команде в «Голосе» и занял, между прочим, второе место в финале, попросила меня проконсультировать Уку, который хотел на «Евровидение» и в прошлом году тоже выставился в национальном отборе. Мы встретились, сели за большим столом, познакомились, но консультировать уже было поздно, потому что песню, которую Уку выбрал для конкурса, менять уже было нельзя, больших перспектив у нее не было, но он все-таки сумел занять с ней второе место — возможно, благодаря нашим советам. Всего несколько баллов уступил Виктору Крону, певцу из Швеции, который и представлял в прошлом году Эстонию. Но мы его успокоили, сказали: «Готовься к следующему году, и если тебе нужна будет наша консультация, мы тебя проконсультируем».

Киркоров о "Евровидении" и коронавирусе: "Не сидеть бы одним в зале"

— Он завелся, наверное, от такой перспективы?

— Наверное. Потому что мы-то сказали и забыли, а он, оказывается, не забыл. И в один прекрасный момент мне в Инстаграм приходит весточка: «Это Уку, я собираюсь на «Евровидение», и мне очень хотелось бы вашей консультации». Мы с Димитрисом сели подумали, и он как музыкальный продюсер, особо не афишируя своего имени, создал некое произведение, которое в результате выиграло эстонский финал.

— И как — будешь теперь в Роттердаме сиять на пресс-конференциях сразу обеих делегаций расписным ангелом-хранителем?

— Вряд ли возьму на себя такую миссию. Все-таки официально, глобально, по чести и по совести я веду проект с Наташей Гордиенко, а Уку просто помогаем. Самое главное, что у него теперь есть замечательная песня. И я не считаю, что они конкуренты: у них совершенно разные песни, разная подача, и каждый из них вполне убедителен как исполитель. Мы все-таки все корнями из некогда одной страны, в которой родились, и я всегда говорил, что чувствую себя мостиком, который худо-бедно старается как-то объединять, а не разъединять людей, артистов. Тем более что музыке, искусству границы и разделительные линии никогда не шли на пользу. Помогаем своим, что называется. Благо опыт у меня имеется приличный. Я делаю это с удовольствием. Смотри, в нашем «дримтимовском» багаже — помимо, разумеется, России — и Украина, и Молдова, и Беларусь, и Азербайджан, теперь прибавилась Эстония. Мне приятно, и я горжусь.

— Армения с Грузией не обижаются, что ты их как-то обошел вниманием?

— Наша команда помогает тем, кто к нам обращается. Ни Армения, ни Грузия, ни Литва, ни Латвия к нам не обращались.

— Что-то наша европейка Лайма у себя недорабатывает, видать…

— А все еще впереди. Я думаю, что опыт с Уку даст им такой маячок: мол, смотрите, ребята-то фартовые, у всех, кто с ними рядом, неплохо получается. Во всяком случае, на уровне национальных финалов они в полном порядке.

— Понятно, что свои ближайшие гастроли, в том числе по Балтии, как и все грядущие телевизионные шоу, ты умело превратишь в промо-тур своих артистов и максимально мобилизуешь соседские голоса. Твоим DoReDos’ам, помнится, Россия отвалила 12 баллов. Но вот глобально, по прогнозам букмекеров, картина пока выглядит не очень оптимистично: Молдова — на 29-м месте, Эстония — на 33-м. Это значит, что под вопросом даже выход в финал из полуфинала.

— Значит, Молдова все-таки чуть-чуть повыше.

— Если тебя это успокоит… Но пониже Украины, которая со своими Go-A пока на 24-м месте…

— Я не смотрю все эти прогнозы, но не из спесивости. Вспомни, что было с Биланом в первый раз (в Афинах в 2006-м). До первой репетиции прогнозы тоже были не очень. А когда увидели этот номер с роялем, с балериной, — как он взлетел у букмекеров! Так же было и с DoReDos. А как переполошила всех тогда же в Лиссабоне (2018) киприотка Элени Фурейра, которая до первой репетиции тоже числилась в глубоко отстающих! А на киевском «Евровидении» в 2017-м те же молдаване Sunstroke Project ходили в аутсайдерах со своей песней Hey Mamma, пока не показали номер — и буквально взорвали список фаворитов уже во время конкурса, заняв третье место. Могу напомнить также дуэт из Эстонии — Танель Падар и Дэйв Бентон — в Копенгагене в 2001 году: они вообще замыкали прогнозы, их всерьез никто не воспринимал, а они взяли и выиграли. Все в шоке ходили. Так что эти первые прогнозы еще не есть показатель для меня. Главное начнется тогда, когда пойдут репетиции, когда увидят номер и артистов в действии. А сейчас я даже не расстраиваюсь, потому что это все относительно.

Хочу, как Винер, стоять с плеткой

— Филипп, тебе жаль Панайотова? Little Big, конечно, хороши, но у парня очередной облом: он готовился, хотел, Игорь Крутой всех раззадорил своими намеками на «90 процентов вероятности» — и опять удача прошла мимо него…

— Для меня Саша — безукоризненный, профессиональнейший вокалист, певец. Очень хороший парень, светлый, талатливый. Но вот так складывается судьба. Не понимаю почему, но ему с этим «Евровидением» патологически не везет. То он второй, то он не успевает, то он не попадает, то теперь вот Little Big перебежали дорогу. На конкурсе «Голос» тоже чуть-чуть не хватило до победы, хотя лично для меня его участие там было настоящим прорывом. Это был большой успех, такое второе пришествие Панайотова. Но получается так, что он все время в шаге от большого успеха. Как так?! По идее, когда такое происходит, то должно увенчаться в итоге каким-то сумасшедшим, грандиозным успехом. Многое зависит от репертуара, от продюсирования, от него самого, в конце концов. Он — один из немногих очень профессиональных артистов на нашей сцене, я лично очень симпатизирую ему и очень за него болею. Если бы он прошел (на «Евровидение»), то я искренне и с удовольствием ему как никому бы помогал.

— Некий парадокс: и Панайотов, и Little Big, пребывая на совершенно разных музыкальных полюсах, абсолютно вписываются в клише пресловутого «евроформата»…

— И при этом и то, и то имеет самые высокие шансы на успех. Так что остается лишь надеяться, что судьба-злодейка имеет какой-то свой план и еще преподнесет приятный сюрприз.

— Ну а ты, значит, опять по-королевски будешь фланировать на конкурсе в ранге Мистера «Евровидение», затмевая лучами своей славы всё и вся вокруг. Помнится, твой Лазарев страшно из-за этого бесился. Впрочем, он вообще на все вокруг бесился. Вот эта внутренняя озлобленность, неискренность под лицемерной личиной натужной няшести его и подкосили, на мой взгляд. Ой, извини, че-то меня понесло…

— Я всегда делил эту славу и благодаря своей популярности старался в первую очередь сделать популярным артиста, к которому имел в данный момент отношение. Щедро делился, чтобы обратить внимание не на себя, а на артиста, которого я привез. И это у меня неплохо получалось. Даже с сестрами Толмачевыми, даже с Ани Лорак, даже с Дмитрием Колдуном. Себя никоим образом не выпячивал…

— Ну ладно — не выпячивал…

— Не выпячивал. Я просто ходил.

— Тоже правда. Все к тебе сами липли.

— А я тут же вперед выставлял своего артиста.

— Ты как-то сказал, что все равно возьмешь «Евровидение» измором. Но ведь ты уже взял его измором. Тебя знает каждая евровидийная собака из самого глухого европейского захолустья.

— За столько лет-то! Выслуга — с 1995 года! Сколько это?.. Ба, так юбилей же ж!

— Да, Филипп, четверь века! Ровнехонько.

— Вот, 25-й год похода за славой на «Евровидении» уже чем-то должен ознаменоваться! Я знаю всех, меня знают все, я чувствую, что меня там любят. За эти годы я старался не стать раздражителем, а наоборот, чтобы меня воспринимали как абсолютно своего на этой поляне. И мне кажется, у меня это хорошо получается. У меня со всеми очень дружеские отношения — от глав делегаций до журналистов и блогеров. Все знают прекрасно, что я открыт к общению. На пресс-конференциях, располагая к себе своей манерой, поведением, думаю в первую очередь о том, чтобы в самом выгодном свете представить страну, своего артиста, это совершенно очевидно.

— В этом уже и есть твоя победа, не так ли?

— Нет!!! Пока я не получу этот заветный «Хрустальный микрофон» — не лично я, а артист, которого привезу, — я не успокоюсь. И, может быть, это даже и хорошо, поскольку это и есть тот самый вечный двигатель, который меня заставляет из года в год в мае месяце отбросить все дела и погрузиться на две недели в этакий творческий отпуск под названием «Евровидение». И мне это нравится. Это мой адреналин, мое казино, моя нервотрепка. Ничто не сравнится с моментом, когда начинается этот подсчет баллов, цифры, которые скачут на экране вверх-вниз, это эмоциональное переживание, кульминация, которым, признаюсь, нет равных. Меня это омолаживает и держит на плаву! Это наши музыкальные Олимпийские игры, к которым мы готовим своих подопечных, а я себя ощущаю Ириной Александровной Винер (знаменитый тренер по гимнастике. — Прим. «ЗД»), понимаешь? Она — мой пример для подражания. Стоять так с плеткой шесть месяцев, контролировать весь процесс, а потом королевой сидеть в зале и ждать результата…

— Ну, тогда ждем. Надеюсь, дождемся…

— Не знаю когда, но мне это нравится. Главное, чтобы все это не закончилось плачевно из-за коронавируса. А то мы с тобой одни будем сидеть в этом зале и считать баллы. Я уже придумал шутку: какой коронавирус? Я — главный коронавирус. У меня вон и корона, и сам я — как вирус…

Источник: www.mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь