Проект художника Марины Звягинцевой, задуманный год назад, стал коронавирусным пророчеством

18

Карантин, самоизоляция, оторванность от настоящей жизни. Сегодня это стало нашей реальностью, которая сначала ввела в шок, потом вызвывала смех, а теперь начала приедаться. Совсем недавно все это казалось немыслимой фантастикой. Однако не для всех. Искусство все предчувствует, что и доказывает выставка Марины Звягинцевой «Запертые чувства», которая готовилась около года и должна была открыться на «Фабрике» 8 апреля. Центральные экспонаты – люди, запертые в клетках. На открытии планировалось представить спектакль «Неболезнь» по мотивам повести Антона Чехова «Черный монах». Из-за пандемии выставку пришлось отменить. Однако идея отказалась поистине пророческой.

– Я задумала этот проект год назад. Осенью – в сентябре-октябре – началась активная подготовка. Я сделала клетки, где сидят люди словно в домах, откуда некуда бежать, – рассказывает «МК» художник Марина Звягинцева. – Эта история о том, как ты запираешь свои чувства. Но теперь идея стала прямым высказыванием. Я думала о том, как мы закрываемся от мира, а потом оказалось, что слово «запертые» стало материальным.

  Для проекта автор создала шесть клеток из белых труб, внутри которых замурованы цветные люди (части тел, созданные с помощью 3D-печати и расписанные в фирменной технике художника – биотипии, которая объединяет возможности классической монотипии и современных визуальных технологий). Из заточения высовываются руки, которые тянутся друг к другу, но не могут дотянуться. Или ноги в цветных кросовках, которые не могут сбежать из своей изоляции. Вокруг клеток должны были расположиться картины и видеоинсталляции, под которыми вместо подписей – лишь показатели человеческих чувств и эмоций. Например: адреналин (гормон страха и действия) – 100%, норадреналин (гормон ярости) – 100%, пролактин (гормон стресса) – 75%, дофамин (гормон радости) – 10%.  

  –  Конечно, я не могда подумать, что мы окажемся в условиях реальной изоляции. Но, очевидно, это носилось в воздухе. Каждый художник на интуитивном уровне чувствует изменения мира, часто не понимая, какими именно они будут. Для меня был это образ города, где мы мы запираемся друг от друга в своих домах, прячем свои чувства, но эмоции все равно прорываются. Многие уже привыкли выплескивать их в виртуальный мир соцсетей, открываться там. Но есть и реальная жизнь, мы не можем уйти от нее. Теперь мы все это понимаем. Раньше мы намерено прятались в своих домах-клетках, запирали в себе эмоции. Теперь мы физически не можем выйти из дома, испытываем сильнейшие эмоции, но некуда их переплавить.

– Иллюстрацией идей должен был стать спектакль «Неболезнь», удивительно попавший в тему дня. Почему именно Чехов – писатель и врач – стал источником вдохновения? Каков должен был быть посыл спектакля и как ты сегодня его осмысляешь?

– Я впервые прочитала повесть «Черный монах» очень давно. Главный герой – ученый, магистр философии Андрей Коврин, который приезжает в деревню и пишет статью о черном монахе, «проекцию» которого видит в разных местах. Герой понимает, что у него галлюцинации, но они подталкивают его много творить и писать. А потом он встречает девушку, женится, но она воспринимает его видения как болезнь. Ученого начинают лечить и он ставится обычным. Ему больше ничто не интересно. Его жизнь, в том числе семейная, рушится. Однажды я тоже пережила подобное: меня лечили антидепрессантами и в результате я перестала рисовать. Творческий «зуд» может быть многими воспринят как нечто ненормальное, как болезнь, но это не так. Убери этот ингредиент, и человек перестает быть самим собой.

– То есть. творческое начало – в какой-то мере тоже вирус?

– Конечно. Вирус, без которого невозможно искусство. Эмоции и чувства – тоже в каком-то смысле вирус, который двигает человеком, но в отличии от реальной болезни, такой как коронавирус, эти чистые или смешанные эмоции делают нас… не то чтобы сильнее, они делают нас самими собой. Делают нас самоценными. Они могут нас мучить, но помогают создавать, творить. Искусство двигает и меняет мир. И так будет всегда, даже когда мы проснемся в новом мире после окончания пандемии.

– Каков будет новый мир? Как ты его предчувствуешь сейчас, когда сама оказалась в клетке, которую недавно делала как арт-объект?

– Мир изменится и больше не будет таким, как раньше, никогда. Но искусство будет всегда. Независимо ни от кого и ни от чего. Это часть природы человека. В какой-то момент мы забыли, что мы часть природы, что мы биологические существа. Мы привыкли бегать сами от себя, скрываться в виртуальности. Теперь мир изменит фокус внимания: он сместится вовнутрь человека и будет выработан баланс между виртуальностью и реальностью. Мы будем больше ценить реальное общение, тактильные ощущения, настоящую жизнь и окружающую среду. Семью, любовь, даже домашних животных. Поменяется наша система ценностей.

– Ты считаешь, что мы заслужили этот вирус? Он нужен для такого осмысления и пересмотра ценностей?

– Не сказала бы, что заслужили. Мы сейчас болеем как дети болеют ветрянкой. После любой болезни дети становятся взрослее. Думаю, это болезнь роста. Я бы не стала говорить, что это наказание. Но мы нарушили законы гармонии и эта ситуация вернет нас к равновесию. Взросление произойдет на уровне вида. Человечество заигралось в апокалипсические игры. Слишком много было фильмов про те же вирусы. Мы сами сочиняли себе страшные сказки, а теперь они воплотились в жизнь.

– Тебя испугало такое стечение обстоятельств?

– Да, но я не впервые с этим сталкиваюсь. Иногда ты создаешь что-то, и оно распространяется на окружающую жизнь. Хорошо, если это позитивная проекция. С другой стороны – сильнейший негативный стресс дает больший рост.

Источник: www.mk.ru

Strict Standards: call_user_func_array() expects parameter 1 to be a valid callback, non-static method YM_Paste::yandexmetrika_paste() should not be called statically in /home/s184446/public_html/wp-includes/class-wp-hook.php on line 286