Актриса с синдромом Дауна: «В страхе нет ничего ужасного»

0
9

Зритель – главный в театре, и это аксиома. Однако для некоторых артистов сцена значит гораздо больше. Она — жизненно важный мостик в общество для актеров с синдромом Дауна инклюзивного театра «ВзаимоДействие». В мае ребята готовили премьеру своего 6-ого по счету спектакля — «Бу», но  коронавирус… будь он неладен. О необходимости социального театра и о том, как людям с особенностями не оказаться в изоляции после карантина, «МК» рассказала его основательница Маргарита Ребецкая. 

Источник: пресс-служба прокта «ВзаимоДействие»

Театру «ВзаимоДействие» всего 4 года, но за столь небольшой срок  труппа сформировала свой костяк из 14-и человек, выпустила 7 красочных спектаклей и 2 документальных фильма.  В прошлом году 30 ребят с синдром Дауна участвовали в 15 театральных показах, на которых побывало более 600 человек. Впечатляющие цифры, но за ними кроются куда более серьезные достижения — преодоление страха, умение говорить и двигаться на сцене, воспринимать себя актером, а не «особенным ребенком в театральном кружке». Пройти такой путь сложно даже в нормальных условиях. Однако новая «ковидная» реальность диктует свои правила взаимодействия. 

– Сейчас все живут в атмосфере неопределенности. Мы не знаем, что будет с нашим здоровьем, финансами и работой в ближайшие месяцы. Для наших ребят проект — это совсем не громкие пиар-события, и от того, как мы выйдем из этого кризиса, зависит именно их жизнь в дальнейшем, – говорит Маргарита Ребецкая.

Чтобы не растерять навыки, актеры продолжают репетировать в Zoom-конференциях, берут уроки пластики и сценической речи у педагогов театральной школы, а также зовут на свои спектакли в онлайн-театр.

– Это очень непростое занятие – работать с людьми с синдромом Дауна. Что самое сложное в таком процессе? – спрашиваю я у Маргариты Ребеккой.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Георгий Данелия: фильмы о личном

– Самое сложное было им объяснить, что, если они хотят участвовать в этом, то должны относиться к делу по-взрослому, со всей серьезностью. Дисциплина приходит только со временем. Они все равно дети, хотя все закончили школы и колледжи. Плюс специфика их особенностей – некая инфантильность – несет отпечаток. Многие привыкли к такому формату: это «кружок», и я в нем ребенок. Мы же им стали объяснять, что они взрослые актеры. С них будет спрос, потому что мы делаем профессиональный театр. Я понимаю, что их главная мотивация – прийти потусоваться с друзьями: тогда стараюсь им напоминать, что все личные проблемы должны решаться за пределами репзала. Одна из задач нашего общения – искать новые способы взаимодействия. Потому что привычные схемы не работают. Не надо думать, что ты умнее всех..

– Театр – ведь не единственное их место работы?

– Да, у нас есть ребята, которые работают в гостинице «Хилтон». Кто-то занимается футболом, плаванием и проходит курсы бытовой жизни – готовки, стирки. Но в основном это активности, которые предоставляют фонды.

– Вы ведь закончили театроведческий факультет ГИТИСа. Почему инклюзивный театр?

– А еще танцую в ансамбле Игоря Моисеева… Лет в 25 лет я задумалась о том, что такое социальная ответственность. Тогда же пошла волонтерить. Оксана Терещенко, которая руководит театром с актерами с синдромом Дауна, мне позволила поучаствовать в их работе как хореограф. Это был мой первый опыт интеллектуального волонтерства. Так я поняла, что они очень харизматичные. Я их увидела через призму сказочных и кинематографичный сюжетов, диснеевских от части. Потом собрала свою команду. В течение 2-х лет мы делали спектакль «История одной Золушки». Совершенно неожиданно видеозапись дошла до «Золотой маски». Тогда они включили нас в лонг-лист премии 2018 года. После «Золушки» мне показалось, что все это может иметь более длительные перспективы. Так и возникла полуромантическая идея ставить спектакли, ездить по стране и знакомить зрителей с людьми с особенностями.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В театре Женовача отметили 15-летие жестким стебом

– Как выбираете материал для ребят?

– Когда мы создали театр, начала со спектакля «Я танцую». Нам пришла идея взять на главную роль девочку без особенностей и ее глазами показать мир ребят. Так получилось, что после выпуска проекта, я ушла в декрет и работала только как руководитель. За это время у нас в театре выросли уже свои педагоги. Например, Настя Егорова, актриса Театра Наций, сделала 2 работы. В «Безграничных диалогах», которые проходят в Новом пространстве совместно с актерами Театра Наций, ребята говорят со сцене. Еще она сделала спектакль «Елка в комнате» по книге Елены Утенковой-Тихоновой. Она мама одного из наших актеров Андрея Тихонова. Эта книжка про него. Там нет ничего про синдром Дауна, она  про детство, которое всегда с нами. 

– Сколько в среднем уходит времени на постановку?

– Обычно закладываем минимум 3 месяца. Сейчас мы нарастили силы, чтобы быстро выпускать. В мае должны были сыграть новый спектакль — «Бу», но из-за пандемии все перенеслось, репетиции заморозились и выпуск планируется на новый сезон.

– Как театр помогает социализации?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Драматург Ася Волошина: "Все сейчас в поле гигантского эксперимента"

– Во-первых, они учатся быть в коллективе, а во-вторых, взаимодействуют с разными людьми, которые приходят с театральными практиками. Их у нас много и они разные: художники, гримеры, хореографы, режиссеры. Плюс это самодисциплина. Я уверена, что они более готовы к разным жизненным ситуациям, потому что приучили себя к некой отвественности.

А вот и актриса с особенностями — 22-летняя Маша Быстрова. Она вспоминает: «Про этот театр нам рассказала одна знакомая мама. Потом Рита позвала меня на прослушивание. Конечно, было страшно – много человек пришли тогда на пробы. Мне предложили попробовать себя в роли девушки в одной сценке, а потом приняли в труппу». Маша стала главной героиней документальной лирической комедии «Съесть слона», снятой Юлией Сапоновой и Олесей Овчинниковой. 

– Там показано, как ты не смогла выйти на сцену во время спектакля. Как сейчас борешься со страхом?

– Надо постоянно работать над собой. Своим примером я хочу показать, что в страхе нет ничего ужасного. Все чего-то боятся. Но его надо преодолеть.

– Вы много репетируете?

– Два раза в неделю по четыре часа.

– Чему учит театр?

– Быть уверенной в себе, ничего не бояться и идти к своей цели.

– А какая у тебя сейчас цель или мечта?

– Не останавливаться. Я иногда ленюсь… это мешает работе. А в свободное время люблю вязать и раскрашивать картины по номерам.

– У тебя есть любимая актриса?

– Мне очень нравится Нонна Гришаева и Анастасия Заворотнюк. Было бы здорово с ними познакомиться и чему-то научиться.

Источник: www.mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь