Александр Збруев потерял старшего брата: вахтанговец Евгений Федоров работал до последнего

0
18

Чудовищные времена — люди умирают, а проводить по людски их невозможно. Всему виной пандемия. Не смогли достойно попрощаться с великим драматургом современности Леонидом Зориным, с самобытной талантливейшей актрисой Инной Макаровой. Вот и вахтанговцы теперь не смогут, как положено, проститься со своим стариком и долгожителем — заслуженным артистом России Евгением Фёдоровым. Он умер в канун праздника Весны и Труда. И оба эти слова ему чрезвычайно подходят — оставался светлым человеком до глубокой старости и работал до последнего дня.

фото: Марина Райкина

Два брата Евгений Федоров и Александр Збруев.

Во-первых, Евгений Евгеньевич был красив, как это и полагалось в Вахтанговском. Седой, элегантный, подтянутый старец с феноменальной памятью. Прожил яркую, но не простую жизнь: шутка ли, 75 (!!!) лет прослужил в театре на Арбате. Сразу после войны его взяли в мощную труппу, где на сцену выходили Мансурова, Щукин, Симонов, Толчанов, Ремизова, Орочко и другие воспитанники самого Вахтангова. А ведь не каждого выпускника «Щуки» брали тогда в этот знаменитый и особенный в Москве театр. Он был с курса Анны Орочко и Цецилии Мансуровой, вместе с ним учились Владимир Этуш, Готлиб Ронинсон, Яков Смоленский, Нина Архипова, Геннадий Юдин и другие. Учился всю войну, хотя в июле 1941 — го вместе с другими будущими артистами отправился  под Смоленск рыть противотанковые траншеи. Чудом не убили, не закатали танками, как других его ровесников, и от одного этого Женя Фёдоров считал себя счасливчиком, потому что его выбрал и спас в то трагическое военное время его Величество (сейчас, и особенно тогда принято было так высокопарно говорить) театр. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Шнуров открестился от желания мстить бывшей жене

А он с детства и не представлял себе другой жизни, в которой нет театра, кулис, артистов. Он рассказывал мне как ещё мальчишкой, с восьми лет, ходил с мамой на все новые спектакли театральной Москвы, богатой в конце 20-х годов прошлого века на имена. В отличие от большинства теоретиков он видел спектакли Станиславского, Мейерхольда,  и мог спустя десятилетия восстановить их в деталях. 

-Представь, сидим с мамой на спектакле у Мейерхольда, — рассказывал он мне, — а над нашими головами пули свистят. Холостые, разумеется, но страшновато было. Стреляли с балконов, а потом в зал въезжал грузовик с революционными солдатами — так Мейерхольд пытался передать мощь революции. Шума много у него было, пафоса, искусство революционное, но не скажу что это большое искусство. То ли дело было у Таирова в Камерном. Вот где чистое искусство! Оба плохо кончили, хотя и в разное время.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  В Китае отменили прокат фильма Тарантино "Однажды... в Голливуде" из-за жалоб дочери Брюса Ли

Евгения Евгеньевича слушать можно было бесконечно: цепкая память хранила редкие эпизоды истории театральной, острый ум оценивал прошлое в соотношении с настоящим, блестящий рассказчик делился воспоминаниями.

За 75 лет артист Фёдоров сыграл много ролей — не главных, но всегда заметных: Жора Кротов («Город на заре»), Актёр-королева («Гамлет»), Измаил («Принцесса Турандот»), Римлянин («Дион»), Аполек («Конармия»), Менас («Антоний и Клеопатра»), Доктор Альтман (Господа Глембаи), Вадзинский (Лето в Ноане), Ростовщик (Маленькие трагедии), Аргант (Проделки Скапена), Иоська, ростовщик («За двумя зайцами…»), Вестник («Лир»), Камердинер («Пиковая дама»), Ломбарди («Царская охота»), Нестор («Троил и Крессида»), Франциск (Дон Жуан и Сганарель), Слуга («Принцесса Ивонна») и другие. А за сценой он оставался любящим мужем: его Ирочка долгие годы тяжело болела, а он трогательно ухаживал за ней. Пережил и жену, и сына. В последние годы его поддержкой и опорой был любимый внук, успешный в кино артист Петр Фёдоров, кстати, очень похожий на деда. И любимый младший брат — Александр Збруев, звездный артист «Ленкома». Сводные братья (у них общая мать) очень дружили, Саша приходил к брату в Вахтанговский, ценил его. Потеря для него слишком велика. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Все произведения Сэлинджера переведут в цифровой формат

— Женя жил трудной жизнью, но эти трудности не меняли его. Не могу больше говорить, трудно, — только и сказал Александр Викторович мне по телефону. 

Евгений Евгеньевич Фёдоров как истинный вахтанговец оказался долгожителям и после 96 лет продолжал выходить на сцену. Как это делали Галина Коновалова, Владимир Этуш. Болен не болен, а шёл в театр и, можно сказать, почти до конца дней выходил на сцену, играл в двух спектаклях — «Улыбнись нам, Господи» (роль Рабби Авиэзер) и «Последние луны» (Обитатель пансиона).

Директор театра Кирилл Крок сообщил, что  прощание с артистом Евгением Фёдоровым пройдёт 3 мая, в воскресенье, в крематории Хованского кладбища.

Источник: www.mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь