Алиса Гребенщикова на самоизоляции поучаствует в спектакле к юбилею Бродского

0
126

Алиса Гребенщикова – актриса и телеведущая, сама себе режиссер. Не ждет, когда кто-то принесет на блюдечке желаемое, добивается многого сама. Недавно в соцсетях появились кадры, где некая женщина в ее облике транслирует из ванны свои мысли. Мы поговорили с Алисой о том, кто ее героиня, о Гамлете, которого ей предлагают сыграть, других неожиданных образах и  проектах, порожденных жизнью в самоизоляции. А также о том, что будет после 65-ти, если законодательно утвердят некоторые запреты в сфере культуры.   

Алиса Гребенщикова. Весна 2020-го. Фото: Ксения Николаева.

— На вашей странице в фейсбуке в эти дни началась какая-то небывалая активность, движуха, как теперь говорят. Находясь в карантине, вы участвуете в самых необычных проектах. Что это за женщина в ванной?

— Онлайн движуха началась довольно быстро. Просто я наконец-то выложила  анонсы и результаты  проектов, сделанных в дни  карантина. Женщина в ванной – моя героиня  Эвелина из  онлайн-сериала, снятого в zoom. Она – популярный блогер, и в следующих сериях станет понятно, почему ведет эфиры из ванной. Сценарий написал Денис Ретров. Работа идет так же, как над обычным проектом: читаем сценарий, выбираем костюмы, снимаем  пробы. Режиссер дет указания. Актеры сами снимают свои кусочки и  роли. Это то, что называется форматом screen life. Моя подруга его еще до карантина пыталась сделать юмористический сериал про обучающие семинары. Сейчас в Сети  они разрослись до небывалых размеров. Я бы не сказала, что это пародия, скорее,  взгляд со стороны на  странные  и очень востребованные  семинары, на которых непонятно чему учат.  

— Сейчас многие занимаются онлайн-проектами. Поначалу даже было интересно их смотреть, но потом энтузиазма поубавилось.

— У меня с самого начала не было к этому ни малейшего интереса. Я не понимала, как можно смотреть на бесконечные разговоры.  Но прошел месяц, и стало понятно, что ничего  живого в ближайшее время не предвидится.  Я долго отказывалась от участия в онлайн-проектах, и первый мой опыт был связан с Большим драматическим театром Петербурга, где я стала гостем одной из программ. В квартире у актера устанавливается камера на несколько  часов. Идет   жизнь. Можно приглашать гостей, и они приходят, но виртуально. У нас был параллельный стрим с моей однокурсницей и актрисой БДТ Варварой Павловой, к которой я приходила в гости. Все не так страшно, если ты делаешь то, что  хорошо умеешь, и что тебе нравится. Я стала смотреть, чем занимаются мои коллеги. Что-то казалось симпатичным, что-то по-прежнему вызывало отторжение, потому что люди, вступая на чужую территорию, делают то, чего они раньше не делали, и  не всегда это получается интересно. После  опыта с БДТ я  не стала резко отказывать ребятам, которые мне что-то предлагали, начала делать первые шаги в сторону онлайн. Самое яркое на сегодняшний день событие – перенос  в онлайн готового спектакля  «СтихоВаренье» в постановке  Юлии  Пересильд. Казалось, что это невозможно. Там же столько движения. Но Юля придумала, как это сделать. Получалось забавно и не скучно, что самое  главное. Мне всегда было тяжело смотреть спектакли в записи. Но в новом формате, когда  артисты  изначально  репетируют онлайн, перестраиваются и играют, учитывая обстоятельства, это выглядит совершенно по-другому.  24 мая  наш спектакль можно будет увидеть. В театре «Практика» запущен проект «Практика сотворчества». Зрители сами выбирают пьесу, режиссера и  могут  под видео каждого из актеров  написать комментарий: в какой роли хотели бы нас увидеть. Например, есть пьеса «Гамлет. Начало», и в комментариях под своим видео я прочла, что кто-то предлагает мне сыграть Гамлета, а кто-то Офелию. 

— Не приходили мысли заняться режиссурой? Вы же сама себе хозяйка.

— Находясь дома на карантине, я начала снимать видеоролики. Давно хотела этим заняться, но только теперь появилось время.

— Кого же вы снимаете?

— Соседа по дому. Он актер. Мы живем в одном подъезде. Произошла забавная история. У меня дома по принципиальным соображениям  нет  ничего, в чем можно было бы варить кофе.  Я вообще долго его не пила,  и чтобы не было искушения,  не заводила никакого аппарата для варки. Раз в несколько дней могла выпить кофе в кофейне, особенно, когда много нервов тратила, просто сидела в кафе с подружками. Но недели через две после начала карантина  поняла, что все время нахожусь  в повышенном нервном ожидании того, что будет дальше.  Надо было отвлечься. И  так захотелось посидеть за чашкой кофе! Я написала в чате  нашего подъезда: «Дорогие соседи, может быть, кто-то готов угостить меня кофе? В маске и перчатках я поставлю  термокружку  на безопасном расстоянии». Откликнулся мой сосед и актер Ваня. Тогда и пришла мысль заснять это на видео. С этого дня мы начали  снимать видеоролики в подъезде и около дома,  чтобы   не затосковать без ролей и творчества. Я делаю раскадровку, монтирую, подбираю  музыку. Один мой товарищ классно поет,  и он придумал «балконники»:  выносит инструмент, колонки и микрофон на балкон, час дает концерт для жителей своего двора и параллельно транслирует  в Инстаграм.  Мне понравилась  его песня, и я попросила записать ее специально для меня. Богдан это сделал, и она звучит в нашем клипе. Я теперь почти каждый вечер что-то записываю, репетирую, готовлюсь к записи.  

Алиса Гребенщикова на самоизоляции поучаствует в спектакле к юбилею Бродского

— И все бесплатно, на чистом энтузиазме? Актеры вынуждены жить на свои старые запасы?

— Да, пока все делается на чистом энтузиазме, а старые запасы стремительно тают. После интервью министра культуры Ольги Любимовой стало ясно, что ничего особенно хорошего нас в ближайшее время не ждет, и заработки начнутся не очень скоро. Больше всего расстроилась из-за того, что теперь в музеях не смогут работать люди старше 65-ти лет. Огромное количество опытных сотрудников как раз старшего возраста многое делают для сохранения русской культуры. Если им законодательно запретят работать в музеях – это большая потеря. Еще и гардеробщики старше 60-ти не смогут работать ни в театрах, ни в музеях.  А это большой пласт преданных своему делу людей. Пока сделан первый шаг, и получается, что, как только человек выходит на пенсию, он больше не может работать с людьми.  Вот это кажется мне очень опасным. Сначала  в одной сфере это узаконят, дальше в других. Карантин снимут, а ограничения останутся. Что в такой ситуации делать с мужчинами, у которых более поздний пенсионный возраст? Ты в принципе не можешь работать, даже если полон сил, энергии, способен приносить  пользу. Друг моего дедушки, например, которому 90 лет, до сих пор преподает в высшем учебном заведении  Петербурга. Его очень ценят и не хотят отпускать с кафедры.  Как быть в такой ситуации?  Потом и актерам старше 65-ти  запретят выходить на сцену. Ужас какой-то.

«За время карантина я не узнала о себе ничего нового»

— В связи с новыми правилами Роскомнадзора съемки тоже будут специфическими. Некоторые актеры  боятся сейчас сниматься.  Вы бы пошли?

— Я бы пошла. Но у меня особая ситуация: я сейчас разделена в пространстве со своими взрослыми родственниками. Мама и дедушка живут отдельно. У меня нет опасения — принести вирус в дом. У тех, кто живет большими семьями, изолировался на даче с  родственниками, — совсем другая история.  Надеюсь, что съемочные проекты возобновятся.  Но как там будут соблюдать все предписания, пока не могу представить. Не понимаю, как в театре и музеях они будут соблюдаться. Прочитала сегодня, как один из  театров Венеции  перестраивает  зал: уберут партер, зрители будут сидеть в ложах и смотреть спектакли сверху, оркестр будет находиться не в оркестровой яме, а широко рассажен по всему партеру.  

Алиса Гребенщикова на самоизоляции поучаствует в спектакле к юбилею Бродского

— Какие ваши проекты из-за карантина резко остановились?

— В конце мая у меня должны были начаться съемки. Понятно, что все заглохло, и сейчас о них никто не заговаривает. У меня были запланированы спектакли, гастроли с Юрием Башметом на Дальнем Востоке, где я читала бы волшебные сказки. Не состоятся выступления  в рамках совместного с Домом-музеем Цветаевой проекта «Поэт и время», а на  летнем образовательном лектории —  цикл  «Амазонки поэзии» о женщинах-поэтах XX века. Все это  перенесли  на неопределенное время. 

— Но стихи можно читать из дома?

— Теоретически да. Но это же не просто встать в своей комнате и почитать. Со мной работают музыканты, другие актеры. Я и так на многих интернет-ресурсах  сижу в своей маленькой комнате, поскольку других вариантов нет. Кстати, интересный проект «Сказки на дому» в Инстаграме. Он уже стал  международным. Я там читаю произведения одного из своих любимых ныне живущих писателей Евгения Клюева. Первая прочитаю его чудесные сказки из сборника «Сердечко, вырезанное из картона», что меня  очень радует. 

— У вас есть программа по стихам Эдуарда Асадова. Недавно кто-то из преподавателей ГИТИСа на онлайн-встрече с абитуриентами актерского факультета дал совет:  Асадова не читайте.

— Да, у меня есть программа «Танцплощадка» по его поэзии. Я думаю, что совет преподавателя связан с его личными вкусовыми пристрастиями и  тем, что начиная с детского сада, детей  определенным образом учат читать стихи. Сужу по своему сыну  Алеше,  у которого была  счастливая возможность слушать хороших исполнителей и поэтов. При этом ему все равно вдолбили в детском саду и  школе, как нужно читать. Очень сложно потом перейти на живую человеческую речь. Дело не столько в Асадове, сколько  в пятистопном ямбе, который загоняет абитуриента в определенные рамки.  Только кажется, что его читать проще всего, но  на самом деле с ним  проще всего потерять себя.   

Алиса Гребенщикова на самоизоляции поучаствует в спектакле к юбилею Бродского

— Как я поняла, Асадов воспринимается кем-то как олицетворение пошлости.

— Огромное количество людей так считают. Но это их точка зрения. У меня  есть книга «Шестидесятники»  Дмитрия Быкова, к которому я отношусь с большим уважением. Там целая глава посвящена  Асадову.  Быков пишет, что  его стихи не выдерживают никакой критики с точки зрения литературных критериев, и это вещь настолько очевидная, что доказывать  ее смешно. Он относит их  к поп-культуре. Асадов не нуждается в моей защите. Но я считаю, что каждый выбирает для себя те стихи, которые отзываются в его сердце. Важно, чтобы они в принципе, отзывались. Пусть  кто-то понимает Бродского, а кто-то Асадова. Наивно полагать, что 90 процентов читателей понимают Бродского. Это не так. Я бы как раз его стихи не рекомендовала читать на вступительных экзаменах в театральный институт, потому что это большая ответственность. Когда молодые люди читают его стихи, то ничего кроме упивания собственной значимостью не получается. 24 мая исполняется  80 лет со дня рождения Иосифа Бродского, и я буду принимать участие в спектакле  «Бродский Стихи». Это тот редкий случай, когда мы будем играть  в прямом эфире на сцене, но не для зрителей, а для камер. Все будут выходить по одному с соблюдением правил безопасности.  

— Какой путь вы прошли за последние два месяца? 

— Я не узнала о себе ничего нового. Никакие таланты во мне не открылись. Может быть, у меня появилось чуть больше времени для того, чтобы усовершенствовать  кулинарные навыки. Но я и раньше неплохо готовила.  Я знала, что мне будет очень не хватать живого общения. Мне тяжело без людей, их глаз, энергии. То, что будет трудно без сцены, тоже знала. Был только один кусочек жизни, когда мне ничего не нужно было извне. Мой сын Алеша был совсем маленький, и мы жили  на даче. Это был прекрасный, замкнутый мир.  Сейчас Алеша подрос, ему почти 12 лет, и он не нуждается во мне не то, что ежеминутно, но ежечасно. У него идет процесс сепарации, и  он даже просит меня  иногда выйти  погулять. Я иду в магазин и стараюсь  еще походить вокруг дома. Нужно обязательно  дышать воздухом и дать сыну возможность побыть одному, громко включить музыку, пошуметь, пообщаться с друзьями по телефону, не думая о том, что мама услышит, о чем они разговаривают. Я прекрасно его понимаю, потому что помню себя  в этом  возрасте.  

Алиса Гребенщикова на самоизоляции поучаствует в спектакле к юбилею Бродского

— Легко Алеша переносит сидение дома?

— Он переносит изоляцию гораздо лучше, чем я. У нас довольно жесткий режим: время подъема и отбоя, завтрака, обеда и ужина. Он может час играть с друзьями в онлайн. Занятия в общеобразовательной школе закончились, но остались индивидуальные по нескольким предметам. Алеша любит математику – пусть занимается. Есть определенное количество страниц,  которые  ему нужно прочитать в день. Может быть, такой режим позволяет легче пережить изоляцию. Мой режим связан только с питанием.  

— Многие  впали в уныние, едва переносят карантин.

— Это во многом зависит от характера. Я всегда в движении. Уныние мне никогда не было свойственно. Мне знакомо  такое понятие как тоска, которая потом перерождается в творческие проекты.  Даже необходимо напитаться тоской, чтобы   сделать что-то интересное — программу, спектакль, отдать ее частицу какой-то своей роли. Уже много лет я не жду милости от природы и своих кинематографических и театральных коллег. Многое придумываю и делаю сама. Я не та артистка, которая зависит от расположения к себе продюсеров и режиссеров, поскольку не получаю его в том количестве, в каком  хотелось бы. Я не избалована обилием интересных предложений. Делаю то, что мне нравится, и это, как выяснилось, находит отклик у  зрителей. В  нынешней ситуации я  не унываю. Это не в моем характере.   

Алиса Гребенщикова на самоизоляции поучаствует в спектакле к юбилею Бродского

     

Светлана ХОХРЯКОВА

Светлана Хохрякова

Алисе Гребенщиковой предложили сыграть Гамлета

   

«В нынешней ситуации я не унываю. Это не в моем характере»

Источник: www.mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь