Торговцы против коронавируса: «Когда пенсия 11 тысяч, ничего не боишься»

20

Петербургские достопримечательности – музеи и театры — закрыты на карантин из-за коронавируса, вот-вот закроют бассейны и фитнес-центры. Хозяева опасаются за кафе и бары: как они переживут пандемию, ведь поток гостей упал, выручки нет, власти того и гляди велят закрыться. Но никто почему-то не думает про сегмент, где реалии рынка ощущаются сильнее всего – про собственно рынки.

фото: АГН «Москва»

Я еду на «Удельную» — здесь развернулся эффектный, богатый на ассортимент, любимый петербуржцами и туристами рынок. Здесь соседствуют крытые павильоны и развалы на воздухе, продавцы блаженно дымят утренними сигаретами, включают радио (там: «Минздрав предупреждает…», «Из гречки можно сделать отличное моющее средство!»)…В одной палатке тут могут торговать одеждой секонд-хэнд и антиквариатом. Народу утром мало – ещё не все продавцы пришли, а покупателей и вовсе единицы. Без толкучки рынок выглядит грустновато. Я подхожу к продавщице, раскладывающей на прилавке перед фарфоровыми чашками разномастные мужские штаны.

— У вас что-нибудь изменилось из-за вируса?

— Народу поменьше стало, а так – да не особо, все так же. По выходным – побольше людей, в будни – поменьше. У меня в другом проблема. Мы же товар (показывает на чашки) из Финляндии возим, а границу сейчас закрыли. И даже если откроют, вы же видите, что с курсом…

— Вы какую-нибудь дезинфекцию проводите? Может, хлоркой тут все поливаете?

— Да в общем нет, какая дезинфекции, как это все можно полить? Я понимаю, в крытых павильонах можно ручки протирать, проветривать. А мы и так на улице.

— Вы не боитесь заболеть? Все-таки тут ходит много людей.

— Я-то нет. Но знаете, вчера у меня выходной был, посмотрела телевизор, такое там конечно говорят…

Иду дальше. Улыбчивый мужчина в кепке открывает небольшой киоск с антиквариатом, подхожу к нему. Он представляется дядей Колей. Спрашиваю, ощущает ли он кризис из-за коронавируса. Дядя Коля считает, что коронавирус не главная напасть.

— Знаете, проблема начались гораздо раньше, несколько лет назад, когда курсы валют сильно изменились. Вот тогда я покупал какую-нибудь финтифлюшку за две тысячи рублей, продавал за триста – и меня ещё спрашивали, почему так дорого. Сейчас я товар нахожу, в основном, на помойках. Помните, была турфирма «Нева», они ещё разорились? Они сейчас делают туры по помойкам. Там я нахожу интересные вещи, отмываю, дезинфицирую их и продаю.

— А заболеть не боитесь?

— Я – нет. Говорят, в метро опасно ездить, поручни трогать. А вы в метро катаетесь? Не боитесь?

Я показываю дяде Коле руки в перчатках. К слову, ни на рынке, ни в метро я не видела людей в масках. При этом у многих сильный кашель – в Петербурге так было всегда, но сейчас постоянное надсадное «кхе» звучит жутко. Кашляет продавщица в антикварной лавке. Она показывает мужчине средних лет керосиновую лампу. Подходят симпатичные парень с девушкой: «А у вас есть диафильмы?». Продавщица, продолжая кашлять, ведёт их к развалу: «Вот тут посмотрите». Мне женщина с мрачным лицом говорит, что продажи упали, выручки мало, но о закрытии речь пока не идёт. Другая кашляющая торговка признается, что накануне ходила сдавать анализ на коронавирус. «Все удобно, быстро. В поликлинике отдельный вход, чтобы с другими пациентами не пересекаться. Мазок, палочку ватную в нос, и обратно. Все бесплатно. Сказали, если болею, позвонят. Если не позвонят – значит, все в порядке». А пока работает. 

«Ну ладно я – петербурженка, но здесь же много приезжих работает, все эти девочки, они жилье снимают, а нет выручки – нет денег, как быть?» — говорит продавец пиджаков Ольга.  В общем, рынок очевидно не может себе позволить закрыться на несколько месяцев. Для продавцов, предпринимателей и их семей это фактически голод, даже если есть крыша над головой.

Говорят, администрация рынка уже закупила дезинфекторы и средства санобработки – протирают ручки дверей, хотят поставить на улице у павильонов антисептик. И все же закрытие – реальная перспектива

«Конечно, если нам власти скажут, что надо закрыться, мы закроемся. Ничего нарушать не будем. Все понимают, что из-за этого рубля можешь заразить свою семью. Деньги то тут из рук в руки передаются», — говорит предприниматель Юрий, 

«Рынок как таковой — вообще устаревшая форма, и ходят к нам часто малоимущие — пенсионеры. – продолжает Юрий. – А им сейчас рекомендовано дома сидеть. Но для многих закрытие точки – очень серьёзный удар. Даже если закрывается на месяц – теряется клиентская база, люди отвыкают ходить. Не работаешь месяц – восстанавливаешься полгода. Три-четыре месяца – совсем катастрофа».

   Но ведь есть и не предприниматели, есть пенсионеры, которые торгуют чем придётся за рамками рынка, просто у метро, перехватывая поток людей, идущих к развалам. В основном, это бабушки, которые стелят клеенку на землю и раскладывают на ней какие-нибудь халаты, старый хрусталь, ношеные туфли. Спрашиваю одну такую женщину, как у неё идёт торговля на фоне вируса.

— Народу, конечно, поменьше стало.

— А вы не боитесь заболеть?

— Когда пенсия одиннадцать тысяч, а ещё надо коммуналку заплатить и лекарства купить, ничего не боишься.

Санкт-Петербург

Источник: www.mk.ru