Погибли как герои: тайна взрыва на секретной морской платформе под Северодвинском

37

Пятерых сотрудников Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики, погибших 8 августа в Северодвинске, похоронили в понедельник со всеми почестями в Сарове. В закрытом городке объявлен двухдневный траур. Ученые выполняли задание государственного значения: испытывали жидкостную реактивную двигательную установку с радиоизотопным источником питания. В какой-то момент произошел взрыв с возгоранием, в результате чего пятеро физиков-ядерщиков погибли, трое получили ранения.

Владислав Яновский, Сергей Пичугин

Почти сразу после трагедии поползли слухи о новом Чернобыле — взорвавшемся ядерном реакторе и угрозе населению близлежащих районов. В понедельник сотрудники ВНИИЭФ и Росатома рассказали «МК» о произошедшем.

Итак, как стало известно, трагедия произошла возле села Нёнокса Архангельской области, не на береговой части полигона, как утверждало ранее Минобороны, а в акватории Белого моря, на морской платформе. Шло испытание нового оружия, подготовка к которому длилась больше года.

Погибли как герои: тайна взрыва на секретной морской платформе под Северодвинском

В группу входили высококлассные специалисты, не раз участвовавшие в подобных работах: 43-летний Алексей Вьюшин — талантливый разработчик научного оборудования, программист, 50-летний инженер-электронщик Евгений Коротаев, 40-летний инженер-испытатель Вячеслав Липшев, 46-летний инженер-испытатель Сергей Пичугин и 71-летний начальник научно-испытательного отдела института Владислав Яновский. Он был одним из самых опытных специалистов ядерного центра, где проработал 47 лет. Заслуженный работник атомной промышленности, неоднократно отмечался ведомственными наградами…

Погибли как герои: тайна взрыва на секретной морской платформе под Северодвинском

«Цепь трагических случайностей, неопределенностей, — пояснил по горячим следам директор центра Валентин Костюков. — По предварительному анализу мы видели, что они (погибшие. — Прим. ред.) боролись за то, чтобы взять ситуацию в руки. Но, к сожалению, это не удалось». В Департаменте коммуникаций Госкорпорации «Росатом» «МК» уточнили, что после завершения испытаний произошло возгорание топлива ракеты с последующей детонацией. После взрыва несколько сотрудников были отброшены в море. Поиски продолжались до тех пор, пока оставалась надежда найти выживших.

Что испытывали на платформе

По словам научного руководителя РФЯЦ Вячеслава Соловьева, исследования и разработки научный центр вел в интересах Минобороны в рамках научной программы Саровского ядерного центра. «Одно из направлений — это создание малогабаритных источников энергии с использованием радиоактивных делящихся материалов», — сказал он в официальном видеообращении Центра. Он также отметил, что подобные разработки ведутся и за рубежом: «Малогабаритный ядерный реактор мощностью несколько киловатт испытали ученые США».

Собственно, его слова о реакторе и послужили поводом для последующей паники в соцсетях. На самом деле, если говорить о России, речь шла об испытаниях твердотопливного стартового и воздушно-реактивного двигателей для новой боевой ракеты. Реактором установку называть нельзя, поскольку его основная энергия — электрическая, которая лишь подпитывается от тепла радиоизотопного источника. С ним ракета могла бы находиться в воздухе длительное время. Скорей всего, речь идет о создании межконтинентальной ракеты неограниченной дальности, о которой еще летом прошлого года упоминало Минобороны.

Погибли как герои: тайна взрыва на секретной морской платформе под Северодвинском

Какие могут быть последствия от взрыва

О том, что кратковременный скачок радиации все-таки был, жителей окрестных сел в первые часы после трагедии проинформировали местные власти. Это же подтвердил и замдиректора РФЯЦ, член-корреспондент РАН Александр Чернышев, добавив, что скачок отмечался и в Северодвинске, находящемся в 30 км от места катастрофы. «Установили прямыми измерениями на Севмаше (судостроительный комплекс. — Авт.), что радиационное повышение фона было в два раза и длилось не более часа. Никаких остаточных радиоактивных загрязнений ни наши эксперты, ни внешние эксперты не зарегистрировали», — успокоил ученый.

— Авария не была связана с радиоактивностью, — пояснил другой специалист — заместитель директора Института ядерной физики и технологий НИЯУ МИФИ, доктор физико-математических наук, профессор Георгий Тихомиров.

По его словам, испытания проводились на установке, для систем которой использовались источники энергии, аналогичные радиоизотопным термоэмиссионным преобразователям — РИТЭГам, использующимся в космической промышленности. «В РИТЭГах используются радиоактивные элементы, которые компактизованы и основаны на нелетучих радиоактивных изотопах», — пояснил физик-ядерщик. Он также добавил, что кратковременный выброс небольших доз радиации мог быть вызван повреждением радиоактивных источников.

— При этом, так как радиация разбавляется большими массивами воздуха и последующие замеры не показали превышения, это говорит о незначительном выбросе радиации в процессе инцидента, — отметил Тихомиров.

Он подчеркнул, что сегодня службы радиационного мониторинга действуют по всей территории России и мира, и они бы зафиксировали любые превышения и сообщили об этом. Сравнение инцидента в СМИ и соцсетях с мини-Чернобылем он счел неуместным. Все дело в том, что в ядерном реакторе на АЭС идет цепная реакция деления, выделяется большое количество энергии и находится большая масса радиоактивных материалов, топлива и продуктов деления. В РИТЭГах же используются источники с малым количеством радиоактивного изотопа.

— В результате взрыва ударная волна разрушила герметичность изотопного источника. Не исключено, что люди, которые находились рядом, могли получить какую-то дозу. Но, подчеркну, это локальный инцидент, и для населения ничего серьезного с точки зрения радиоактивных последствий быть не может, — заявил эксперт.

Нужно ли пить йод жителям близлежащих населенных пунктов

— Подробной информации о том, что за источник был во время аварии в Архангельской области, у нас нет, но с точки зрения безопасности населения мы знаем все, — заявил научный руководитель Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук, академик Леонид Большов. — Радиационный фон находится на очень низком уровне, а повысился он незначительно, то есть добавка радиационного фона за эти полтора часа дала дополнительную дозу облучения населения в 1 микрозиверт. Эта величина в тысячу раз меньше одного миллизиверта, который равняется разрешенному уровню облучения населения в течение года. Доза, получаемая от рентгена, гораздо больше. Зафиксированное превышение в сотню раз меньше, чем облучение, которое человек получает при полете на самолете.

Понятно, что когда возникает информация со словами «радиация», «повышенный фон», народ начинает волноваться, покупать йодные таблетки… Но «мини-Чернобыль» в данном случае не фактический, а информационный. И в йоде необходимости нет.

Ученые-испытатели

Погибший Алексей Вьюшин — один из самых талантливых специалистов — за свою недолгую карьеру успел стать участником нескольких международных научных проектов, в том числе по созданию спектрометра фотонов высоких энергий для экспериментов на Большом адронном коллайдере в ЦЕРНе. Коллеги по работе знали, что у него два пристрастия — семья и работа. Выезжая на полигон, всегда говорил: «Хочу быть полезным России». У него осталась 5-летняя дочь.

Ведущий инженер-электронщик Евгений Коротаев как отличный специалист был приглашен в ядерный центр всего два года назад. Заядлый автомобилист, когда-то был первым диджеем Сарова. У него пятеро детей: 23-летний сын Дмитрий и 4 дочери — 26-летняя Оксана, 10-летняя Елизавета и 8-месячные двойняшки Ирина и Ольга.

У Вячеслава Липшева — начальника научно-испытательной группы — сыну 14 лет. Вячеслав начал работу в ядерном центре прибористом, без отрыва от производства получил высшее образование и стал трудиться инженером-исследователем. Он занимался методиками измерений, проводил уникальные работы по подготовке спецтехники. Отличный спортсмен, занимался плаванием, увлекался охотой.

Сергей Пичугин был одним из опытнейших специалистов по монтажу и наладке испытательного оборудования. Он мог справиться с любой порученной работой: Сергей — из тех людей, которых называют русскими умельцами. Увлекался мотоциклами, байкер. У него взрослая дочь.

Владислав Яновский — автор более 50 отчетов и разработок, заядлый рыбак и охотник. Со своей супругой он был знаком со школьной скамьи. Оба закончили Харьковский авиационный институт, молодыми специалистами приехали в ядерный центр и вместе работали всю жизнь. Воспитали двух дочерей.

Источник: www.mk.ru