Гибель экс-чиновника ФСИН в суде описал очевидец

33

Гибель бывшего начальника управления автотранспорта ФСИН Виктора Свиридова в зале Чертановского суда произошла в момент, когда после оглашения приговора (три года строгого режима) к нему подошел пристав, чтобы взять под стражу. Очевидцы трагедии рассказали нам про ее обстоятельства, также нам стали известны подробности дела бывших высокопоставленных сотрудников УФСИН.

фото: Элина Мошкова

Коридор Чертановского суда.

Как удалось выяснить «МК», история с вымогательством началась в марте 2019-го года и продлилась около месяца. По версии следователей из полицейского СУ по ЮВАО экс-начальник транспортного управления УФСИН Виктор Свиридов вымогал деньги у своего бывшего начальника, экс-заместителя директора ФСИН Александра Сапожников. Компромат якобы состоял из сведений о коррупционных махинациях — мёртвых душах и хищении бюджетных средств на контрактах с одним из структурных подразделений Россельхознадзора, находящимся в Раменском районе (речь якобы о надзоре за транспортировкой растений).

После того, как бывший подчинённый, по версии следствия, стал шантажировать экс-патрона и выдвинул имущественные требования (10 миллионов рублей за неразглашение), тот обратился в полицию, и их дальнейшее общение уже шло под контролем оперативников.

В процессе переговоров, согласно материалам дела, Сапожников даже поторговался, сбив цену до 5 миллионов. Кульминацией детектива стала встреча в халяльном ресторане в Кузьминках. Всего, по информации от источника, на сделку пришли трое — бывшие ФСИНовцы и адвокат по имени Николай. Как оказалось, юрист был приглашён не для защиты одной из сторон — со слов собеседника, деньги формально предназначались за «правовую помощь» и должен был быть составлен договор. Свиридову была передана сумка с деньгами, в которой большей частью была просто нарезанная бумага, и лишь малая доля — настоящие «меченые» купюры. После этого сразу в заведение ворвались оперативники и задержали предполагаемого вымогателя.

Дело было направлено в суд с соответствующей доказательной базой (записи переговоров и оперативный эксперимент), однако защита Свиридова сделала ставку на недопустимость доказательств (якобы задержание и расследование было проведено не по подследственности). Также юристы ссылались на отсутствии фонографической экспертизы, на то, что часть аудиозаписей не вошел в дело. Кроме того, адвокаты бывшего ФСИНовца предоставили справки с диагнозами (рак 4 степени и диабет 3 степени) и соответствующее письмо из Минюста о применении 81 статьи УК РФ («Освобождение от наказания в связи с болезнью»).

Как нам сообщили близкие Виктора Семеновича, он не без оснований рассчитывал на наказание, не связанное с лишением свободы.

— Он по телефону предупреждал адвоката: мол, попозже будет. В телефонном разговоре говорил, что едет с дачи — дочка заболела. Сказал: «Я заеду домой, надо лекарства завезти». Когда ехал в Москву, говорил: мол, поспал, настроение хорошее, не думаю, что судья строго меня будет наказывать. В последнее время постоянно об этом разговаривал, — рассказали близкие экс-надзирателя…

На месте ЧП в Чертановском суде правоохранители восстановили хронологию. Первым на слушание (примерно в 11.45) приехал адвокат Свиридова. Через некоторое время в зал зашёл представитель Сапожникова (самого потерпевшего не было в зале).

При этом позднее оба защитника в своих объяснения сообщили, что контроль на входе проводился, как всегда: они проходили через рамку, также их досматривали с помощью ручного металлоискателя. Аппаратура работала — одного из адвокатов повторно досматривали после того, как «зазвенела» металлическая пряжка ремня.

Примерно через 5 минут после защитника пришёл сам Виктор Семенович. Судя по всему, никаких проблем с проходом у него не было. Однако для всех до сих пор загадка, каким образом он пронёс боевой пистолет (классическая модель из стандартных материалов, на месте происшествия специальной отражающей облатки — чтобы не «звенел» металлоискатель — не обнаружено).

Также удалось выяснить, как именно погиб Свиридов.

— После слов «изменить меру пресечения в зале суда», к нему пошёл пристав и Свиридов подался назад. Потом застонал и повалился. Никто сразу ничего не понял, мы были не готовы, ринулись в разные стороны, была мысль — бомбы, ведь минируют постоянно, — рассказал один из очевидцев.

Пистолет, который принес Свиридов — наградной ПМ с гравировкой. Его изымали в ходе обыска, но после окончания следствия следователь вернул ствол Свиридову.

Почему судья вынесла такой приговор?

Заболевание Свиридова входит в перечень препятствующих отбыванию наказания, прописанных в постановлении Правительства РФ №54. Но процедура освобождения по нему непростая и довольно долгая — прошло бы минимум 2–3 месяца.

Как бы это выглядело? Свиридова бы арестовали в зале суда и поместили в СИЗО (скорее всего в «Медведь», где содержатся бывшие сотрудники правоохранительных органов). Медчасть СИЗО подготовила бы документ о направлении на медосвидетельствование по постановлению, который должен подписать начальник изолятора. Потом его отправили бы или в больницу «Матросской Тишины», или сразу в гражданскую больницу. Там бы какое-то время устанавливали точный диагноз, потом комиссия вынесла бы решение — есть недуг, входящий в перечень, или нет. Но даже если есть — это еще не путь к освобождению. Окончательное решение принимает суд.

Почему Наталья Шабашева не назначила условный срок? Вопрос, как говорится, открытый.

Источник: www.mk.ru