Заболевший коронавирусом рассказал о жутких ощущениях

32

Излечившийся от коронавируса китаец Ху Пин рассказал о том, что ему пришлось перенести — Ху стал первым выздоровевшим «тяжелым» пациентом в Ухане. У него отнялись руки и ноги, пропала речь, для спасения мужчины семья купила на черном рынке лекарства за двести с лишним рублей на наши деньги. Через полтора месяца после начала болезни Ху боится, что он все еще заразен. Из-за нехватки мест в больнице ему пришлось переехать в гостиницу.

фото: AP

Ху Пину 53 года, он торговал птицей на рынке Хуангана, расположенного в часе езды от Уханя. В конце декабря у мужчины диагностировали тяжелую пневмонию — как выяснилось, вызванную коронавирусом. Ху положили в отделение интенсивной терапии больницы Уханьского университета. В интервью «Пекинским новостям» он описал свою болезнь.

— Начался жуткий озноб, — говорит Ху Пин. — Я накрывался тремя одеялами. Становилось все хуже и хуже, я обратился в центральную больницу Хуангана. КТ показала тень в правом легком, меня госпитализировали.

Через два дня, несмотря на лечение, воспалилось левое легкое. Пациента перевели в Ухань. Тамошние больницы уже были заполнены.

— К тому моменту я уже слышал, что в Ухане закрыли рынок морепродуктов и пошла какая-то зараза. Но еще не было понятно, что это за болезнь, что она поражает легкие, — объясняет Ху. — Где и как я заразился, не знаю.

Врач в Ухане сказали — у меня новый тип пневмонии. Я стал одним из первых, кто подхватил коронавирус.

6 января взяли анализ крови и снова сделали КТ легких — на снимке они были белыми (так называемый «эффект матового стекла», вид пораженных зон — «МК»). Доктор сказал — еще бы пара дней, и меня бы не спасли.

Температура подскочила до 39, я оказался в реанимации. Мне делали уколы противовоспалительных импортных лекарств, которые мои родные купили на черном рынке. Ампула стоила 700 юаней (6 300 руб — «МК»). В день выходило 3 500 юаней (31 500 руб — «МК»).

Потом пришлось купить еще лекарства. На них семья потратила 20 000 юаней (180 000 рублей — «МК»).

Меня все время знобило, три дня я ничего не соображал, не мог разговаривать — сил хватало, только чтобы пальцем показать медсестре на еще одно одеяло. Двигаться я был вообще не в состоянии.

Семья носила еду — лапшу, пельмени. В палату родных не пускали. На еду я смотреть не мог, врач приказал кормить меня насильно.

На четвертый день стало лучше. Меня отключили от постоянного аппарата, оставили двухчасовую кислородную терапию.

На шестой день я начал тихонько говорить и жевать, но не мог двигаться. Возили меня в инвалидной коляске. Я боялся, что на всю жизнь останусь инвалидом.

Потихоньку стал тренироваться в кровати, шевелить руками, ногами. Врач велел писать, разминать письмом пальцы.

Опять сделали КТ. Функция легких почти восстановилась, температура спала. 17 января меня перевели в общее отделение — правда, в одноместную палату.

Каждый день мне кололи лекарства и брали анализы. Я продолжал кашлять, руки-ноги не слушались. Не то что ходить — стоять не мог. Приходилось держаться за стул и окно. Только через несколько дней стал очень медленно шагать без подпорок.

В больнице становилось все больше пациентов, мест не хватало. Поэтому 28 января меня выписали.

Домой я не поехал, ведь моя болезнь заразна — да и Ухань ведь закрыт. Поселился в гостинице в Ухане. Дом сына рядом, он приносит к двери хлеб, печенье, лапшу — на улицу не выхожу, вдруг заражу кого. С женой общаюсь только по телефону. После выписки мне все еще было трудно разговаривать, я делал упражнения, чтобы речь восстановилась, даже пел специально.

С утра я сразу читаю новости — сколько еще людей заболело, появились ли новые лекарства от коронавируса.

Что будет дальше? Когда с Уханя снимут карантин, вернусь домой в Хуанган, не не раньше, чем через два месяца, чтобы быть уверенным, что я совсем не заразен.

Боюсь, знакомые будут меня сторониться, клиенты на рынке не станут покупать у меня товар — до тех пор, пока коронавирус в Китае полностью не уничтожат.

Источник: www.mk.ru