Дело «Сети» накрыло властью

0
29

Бурление в обществе по поводу так называемого «дела «Сети» засасывает в свой водоворот даже отдельных представителей официальных властных структур. «Если это правда, то это за гранью добра и зла», — написал в социальных сетях премьер-министр одной из крупнейших республик в составе России, приложив к своему посту фото и акт медицинского освидетельствования участников «Сети», которых якобы подвергли пыткам силовики.

фото: AP

А лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов выступил по поводу дела левых активистов, признанных судом заговорщиками и террористами, со специальным обращением. Я никогда не был поклонником талантов Миронова как слуги народа и часто упрекал его в политической легковесности. Но в данном случае бывший спикер верхней палаты российского парламента попал в самое яблочко. То, что он написал, — либо на устах, либо в голове у любого трезвомыслящего россиянина.

Дело «Сети» перестало быть обычным уголовным процессом. Дело «Сети» превратилось в очередной экзамен на зрелость для нашей политической и правоохранительной системы.

Не хочу заниматься самоплагиатом. Но основанные на постоянном эффекте дежавю реалии российской жизни заставляют впасть в этот непростительный для любого уважающего себя журналиста грех.

Вновь расскажу об эпизоде, о котором я некогда уже упоминал. В 1923 году английский мотоциклист попал в аварию и был признан судом низшей инстанции виновником этого дорожного происшествия. Но вскоре выяснилось: судебный клерк, помогавший судьям оформить уголовный вердикт по делу незадачливого мотоциклиста, одновременно работал на юридическую фирму, подавшую против осужденного еще и гражданский иск.

Роль этого клерка в уголовном процессе была чисто технической: он не влиял и не мог повлиять на суть приговора. Однако осужденный мотоциклист подал апелляцию в Верховный суд Англии и Уэльса и с триумфом выиграл. Обосновывая свое необычное решение — ответственность мотоциклиста за аварию была очевидной, — Верховный судья лорд Хьюарт произнес фразу, которая вошла в историю: «Важно не только то, чтобы правосудие свершилось. Важно еще и то, чтобы все видели, что правосудие свершилось!»

Для нашей страны этот принцип важен даже еще в большой степени, чем для Британии. Современная Россия — страна с родовой травмой, с заложенным в генетическую память страхом перед произволом силовых структур, который был нормой во времена наших дедушек и прадедушек. С точки зрения массового сознания «диктатура закона», о которой много говорил Путин на заре своего президентства, по-прежнему остается скорее лозунгом, нежели приметой нашей повседневности. И это обстоятельство — одна из основных причин того, что наша страна не развивается так быстро и бурно, как она могла бы развиваться. Проблема недоверия общества по отношению к своей правоохранительной системе — это проблема неверия России в саму себя.

Закругляюсь с теоретической частью и перехожу к части практической — непосредственно к делу «Сети» (признана террористической организацией и запрещена в России — «МК»). Профессия политического журналиста обязывает своего обладателя не принимать ничего на веру. Я не изучал глубоко дело «Сети» и не имею права судить о виновности или невиновности тех, кого осудил суд. Но имею полное право судить о том, как этот приговор был воспринят в стране.

Пользуюсь этим правом: выиграв административно, наша силовая система однозначно проиграла информационно. Вот как тот же самый тезис обосновал в своем обращении Сергей Миронов: «По словам самих осужденных, признания из них выбивали под пытками, но никакой серьезной проверки этих фактов проведено не было, а суд не потребовал от правоохранителей дополнительных доказательств законности получения показаний от обвиняемых… Информация о применении физической силы при получении от обвиняемых «нужных доказательств», распространяемая в СМИ и социальных сетях, воспринимается как уже свершившийся и неоспоримый факт».

Приговоры суда по делу участников «Сети» однозначно не проходят «тест лорда Хьюарта»: то, что в отношении осужденных свершилось правосудие, как минимум не очевидно. И «как минимум» — это еще мягко сказано. Власть обязана исправить эту ситуацию: либо доказать, что участники «Сети» были осуждены справедливо, а не по беспределу, либо поступить так, как она поступила, оказавшись в схожей (по крайней мере, внешне) ситуации с делом Голунова.

Я понимаю, что в современной России рассказывать о том, что и кому должна власть, — занятие довольно двусмысленное. Власть на то и власть, что она сильнее всех и с легкостью может занять позицию: я никому ничего не должна! Не нравится? Обращайтесь в лигу сексуальных реформ! Там вам помогут!

Но я все равно настаиваю на правильности своего тезиса: в ситуации с приговорами участников «Сети» бремя доказательств своей правоты однозначно лежит на власти. Когда силовики проверяют сами себя, это уже не вызывает особого доверия. Как показывает опыт того же дела Голунова, доверие возникает только тогда, когда проверкой подобных резонансных дел занимается политическое руководство страны.

И снова я понимаю неоднозначность и даже сомнительность того, к чему призываю. Все хорошо помню — и про принцип разделения властей, и про прерогативы суда. Но мы живем в реальном мире и в реальной стране — стране, в которой, давайте уж будем откровенными, независимость суда является понятием скорее риторическим.

Ручное управление применительно к резонансным уголовным делам с политическим оттенком — это очень плохо. Но альтернативы этому «очень плохо» еще хуже. Надеюсь, что в верхах прислушаются к обращению Сергея Миронова. В период моего детства нас учили, что государство — это «аппарат насилия». Не спорю, есть такое, без этого никак. Но в фундаменте любого государства заложено (или должно быть заложено) еще и понятие справедливости. Давайте будем вместе укреплять этот фундамент!

Источник: www.mk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь