Депутат Мосгордумы Тимонов заболел коронавирусом дважды

0
337

Депутат Мосгордумы Михаил Тимонов стал одним из первых в стране доноров плазмы крови. В марте он переболел коронавирусом, причем, вероятно, повторно. А выздоровев, первым делом стал искать возможность сдать плазму для спасения тех, у кого болезнь еще впереди. Он рассказал, как проходила эта процедура и дал советы: что делать, дабы избежать заболевания или хотя бы облегчить его.

фото: en.wikipedia.org

— Думаю, что я болел дважды. Первый раз на новогодних праздниках, это было очень тяжело. Судя по всем симптомам, это был коронавирус. Мне поставили диагноз «воспаление легких», были в наличие все те прелести, о которых сейчас говорят – кашель, глубокий, сухой и мучительный, высокая температура, конъюнктивит, ломота во всем теле и реально трудности с дыханием. Мне повезло, что я аквалангист со стажем, умею дышать…  

А второй раз – в конце марта. Это было гораздо легче, чем первый, симптомы те же, но выражены в гораздо меньшей степени.

— А врачи допускают, что можно второй раз заболеть?

— Если это другой штамм того же коронавируса – то да, можно, ведь есть подозрения, что в Китае и в Италии, например, разные штаммы.

Установили это так. У нас в Мосгордуме 31 марта, накануне заседания провели тестирование. Но я не удовлетворился взятием этих проб, а съездил еще в частную клинику, где тоже сделал тест. 1 апреля состоялось наше знаменитое «коронавирусное» заседание, в начале которого г-н Шапошников, наш председатель, заявил о том, что все замечательно, все мы здоровы. Правда, это расходилось со словами депутата Шараповой, которая посреди заседания заметила, что, мол, среди нас есть несколько человек с подозрением на коронавирус.

Не понятно, откуда у того и другого могла быть информация – нам, депутатам, ни о каких результатах проб не сообщалось, ни тогда, ни потом, а передавать эти данные посторонним медики не имели права, это нарушение закона о врачебной тайне.

Интересно, что в тот день 1 апреля я прошел на заседание через парадный вход Мосгордумы, где всем измеряли температуру, у меня она была нормальная. А вечером того же дня оказалась около 38… Я уверен, что заболел именно в Думе, у меня практически не было иных контактов.

О том, что у меня корона, мне сказали в частной клинике. Тогда тесты делались очень медленно, я узнал о результате лишь на восьмой день после того, как сдал пробу. Смешно – но к тому моменту, как я узнал о положительном результате теста, уже выяснилось, что коронавируса у меня больше нет, потому что 3 апреля сдал повторную пробу в МГД.

Тут я уже был более предусмотрителен, взял контакты людей, которые пробы забирали, и через три дня мне прислали официальный результат анализа, отрицательный. То есть к тому моменту, как пришел первый, положительный результат и меня принудительно отправили на 14-дневный карантин, я уже был здоров и даже справочку об этом имел.

— Но, тем не менее, на карантин вас посадили?

— Да. Будучи абсолютно здоровым, я сидел на этом карантине, сдал за это время еще два теста, которые тоже оказались отрицательными, более того – поучаствовал в эксперименте. В Москву забросили первую партию экспресс-тестов на антитела, я об этом узнал в нашей районной поликлинике (после избрания депутатом я никуда оттуда не перебирался), подписал соответствующую бумажку и мне провели тест, который показал наличие у меня большого количества долговременных антител. Там, если знаете, есть два виде антител, одни образуются в момент болезни, когда организм борется, и другие по выздоровлении – это уже долговременные.

Узнав об этом, я, разумеется, захотел помочь своим согражданам и стать донором плазмы, которая на сегодня является наиболее эффективным способом лечения. Но это оказалась отдельная проблема, потому что в институте Склифосовского, где начали первыми забирать плазму, мне сначала очень обрадовались, а потом от меня отказались.

— И как свой отказ объяснили?

— Мне позвонил сотрудник центра по переливанию крови и сказал, мол, извините, но по каким-то соображениям начальства вы не годитесь для роли донора. При этом меня туда даже не пригласили для анализов…

У нас сейчас интересно выстроена система доведения информации: обо всем сообщают люди, которые ничего прокомментировать не могут, и способны просто передать чьи-то слова.

— Вы все равно не отказались от идеи сдать плазму?

— Поскольку желание спасать людей у меня никуда не делось, я стал искать тех, кто еще у нас участвует в эксперименте по забору плазмы. Эксперимент – потому что в стандартном варианте плазма крови обязана проходить 4-месячный карантин, но в данном случае понятно, что это невозможно. Поэтому в порядке эксперимента сначала Склифу, а потом Федеральному научно-клиническому центру федерального медико-биологического агентства РФ, и еще нескольким госучреждениям, насколько я знаю, разрешили это делать, минуя 4-месячный срок.

Соответственно, я съездил в ФНКЦ, мне провели тест, из двух вен взяли кровь, чтобы проверить ее на огромное множество разных параметров, в том числе снова на коронавирус.

Анализы оказались замечательными, подтвердилось, что у меня нет ни СПИДа, ни сифилиса, ни гепатита, ни еще кучи других болезней. Более того, выяснилось, что у меня титр – это обозначение количества антител – находится на верхней границе возможного, то есть идеальный вариант. Если же у человека мало антител, даже если он переболел, ему могут отказать. Но мне сказали – твоей дозы хватит на несколько человек, и вообще, давай-ка через две недели еще раз приезжай сдавать… Я сказал – конечно, приеду.

— То есть то, сколько раз возможно делать забор плазмы, это индивидуальный параметр, зависит от количества антител?

— Да, и при таком количестве антител, как у меня, может быть, я потом еще раз через две недели приеду, то есть смогу сдать плазму два-три раза.

— Сама процедура сложная, отличается от обычной донорской сдачи крови?

— Отличается, там стоит такой аппарат с центрифугой, сначала берут кровь, она прямо в процессе забора разделятся на собственно плазму и остаток – очень любопытно, видно, как капает плазма. Потом манжету ослабляют, кровь без плазмы вам загоняют обратно, и так 3-4 раза.

Приятная атмосфера, процесс забавный, интересный, я получил удовольствие от него, от общения с врачами – там работают замечательные люди, умные, с чувством юмора.

— Сколько времени длится процедура и каково потом самочувствие?

— Длится минут 40-45, после чувствовал себя абсолютно нормально, на моем организме это никак не сказалось.

Должен сказать, что сейчас доноров там отчаянно не хватает, надеюсь, это скоро изменится, люди пойдут. Я призываю всех переболевших сдавать плазму. Врачи рассказывают, что если в те сутки, когда у человека начинается сильный кашель, становится трудно дышать, влить плазму, то это дает впечатляющие результаты. Чем скорее наполнится банк плазмы, тем больше людей будет спасено. Это очень круто – спасти чью-то жизнь.

— Исходя из своего опыта, что можете посоветовать тем, кто болеет сейчас или заболеет в будущем?

— Старайтесь дышать, лежа не на спине, а на животе, а смеяться и откашливаться – встав на четвереньки, в таком положении это реально легче.

Я по жизни вообще человек очень спокойный и здоровый, но вот в январе понимал, что дело серьезное, дней десять было реально хреново. Еще рекомендую есть сало и масло – врачи считают, что это важная помощь легким. И не поддаваться психозу, которых сейчас два вида: одни говорят, мол, нет никакого коронавируса, но это не так, люди умирают на самом деле.

И второй вид психоза – когда люди впадают в панику, запираются дома и ни за что не хотят выходить. Это тоже неправильно, все же ковид не чума. И сейчас от тех мер по изоляции, которые принимаются, мы можем получить больных больше, чем от эпидемии.

Источник: www.mk.ru