В Сибири семью с шестью детьми переселили на 24 «квадрата»

0
51

Две крохотные комнаты, где и вдвоем не развернуться, холодильник с электропечью в коридоре и совмещенный санузел — вся жилплощадь чуть больше 24 квадратных метров. Сюда, на окраину Первомайского района Новосибирска, вынуждена переезжать семья с шестью детьми. Тесно — мягко сказано. Но все по закону — так работает в регионе программа расселения ветхого и аварийного жилья.

Выселить не смогли — жилье узаконили

Деревянные двухэтажки на улице 9-го Ноября построили рядом с железной дорогой во время Великой Отечественной: рабочим эвакуированных заводов срочно нужна была жилплощадь. Расселять эти "времянки" начали в конце прошлого года. Семье Изотинковых выделили квартиру на Ученической, 1а в Первомайском районе: их "новый" дом капремонта не видел с момента постройки в 1963 году, он немногим новее расселяемого жилья.

— Мои дочери выросли в деревянном бараке с малюсенькими квартирами, но дом, где теперь будут жить внуки, еще хуже, — считает пенсионерка Надежда Изотинкова. — Большая часть квартир — натуральные притоны, и контингент соответствующий. По стенам висит проводка, запах в подъезде такой, что невозможно дышать.

Да и сама квартира — обои оборваны, плитка отвалилась. Лучше и не переезжать вовсе. Надежда Изотинкова признается, что в 1984 году заняла пустующую квартиру в деревянном доме на улице 9-го Ноября самовольно: жить-то надо где-то, вот и влезла в окно. Уже тогда дом был по большей части заброшен, но, как ни просила Надежда Алексеевна у заводского начальства, жилья не выделяли. Напротив, пытались и этой квартирки лишить. Только когда стало понятно, что выселить не получится, право Изотинковой на жилье в деревянной развалюхе официально оформили.

И Горбачев не помог

Что такое притон по соседству, Надежде Алексеевне известно — на одной площадке с ней долгие годы жил отсидевший свое уголовник. Ничего удивительного, что для внуков она хотела бы лучшей жизни. В 1980-е квартиру ей «выбить» так и не удалось. А ведь до Михаила Горбачева едва не дошла: однажды собрала дочерей да села в поезд «на Москву».

Надеялась в столице правду найти — рабочая женщина, трое детей, а вынуждена жить в комнатушке в семнадцать квадратных метров. К генсеку на прием не попала, но с его заместителем встречалась. Обещала помочь и председатель Комитета советских женщин Зоя Пухова. По словам Надежды Алексеевны, бумага с требованием выделить жилье для рабочей завода действительно в Новосибирск пришла. Только досталось оно не нарезчице Изотинковой, а одному из заводских начальников.

Зато Надежде Алексеевне дали еще одну комнату в ее деревянном "дворце" — все равно ведь пустует. Так и жили. Дочери подросли, появились внуки — трое от старшей, трое от средней (над ними бабушка оформила опеку), шестеро детей — все здесь.

— Сначала нам предложили квартиру в панельной хрущевке на окраине: трубы текут, ремонта не было лет сорок, а за окном колония, — сетует Надежда Изотинкова. — А мы ведь жили в хорошем месте Октябрьского района: магазины, школы, детский сад — все рядом. Предлагали еще какие-то варианты, один другого хуже. Наконец привезли в Первомайский район, на Ученическую.

А вдруг детей отберут?

Дом действительно выглядит "неблагонадежным": в стенах щели, подъезды исписаны так, что живого места не осталось. При этом цензурных надписей немного, разве что предупреждение: "во избежание замыкания не бросайте мусор в щиток". Но делать нечего — решили Изотинковы, подписали согласие. И тут, помимо пожароопасной проводки и непредсказуемых соседей, появилась еще одна угроза. Мол, переедете в эту конуру: районное отделение опеки детей сразу заберет!

— В семье утверждают, что наш специалист сообщил о такой вероятности, но это было бы просто непрофессионально, — поясняет начальник районного отдела опеки и попечительства Татьяна Карзова. — Мы не разбрасываемся такими словами, забрать детей у опекуна — это ЧП. Они звонили: дайте слово, что не заберете детей. Но по телефону ведь непонятно, с кем разговариваешь, о каких детях речь. Что тут скажешь? Небольшая жилплощадь не может быть основанием для изъятия детей из семьи. Только непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка.

Если его систематически не кормят или не лечат больного, например. И то, по словам Татьяны Карзовой, нужно доказать, что действия родителей угрожают ребенку и если в данный момент его не забрать, то случится непоправимое. Специалисты опеки регулярно анализируют условия жизни в многодетных семьях и знают: и на девятнадцати квадратных метрах при желании можно создать вполне комфортные условия, даже если пара воспитывает четырех детей. Очевидный выход — двухъярусные кровати.

Действительно, как объясняет адвокат Николай Потапов, рассчитывать на увеличение квадратуры при расселении аварийного дома не стоит — сколько детей тут ни регистрируй, это не играет никакой роли. Закон обязывает предоставить жилье лучше по качеству, но не большей площади. В то же время не нужно торопиться с подписанием соглашения.

Поупираться все-таки можно

— Если жилой дом, признанный аварийным и подлежащим сносу, включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, то собственник имеет право на предоставление другого жилого помещения либо его выкуп, — поясняет Николай Потапов.

— Выкупная цена изымаемого жилого помещения включает в себя его рыночную стоимость, убытки, причиненные собственнику его изъятием, а также сумму компенсации за непроизведенный капитальный ремонт. Плюс расходы на переезд, оплату услуг агентства недвижимости по подбору жилого помещения, оформление договора купли-продажи иного жилого помещения.

Не исключено, что вариант с выкупом квартиры в аварийном доме может оказаться выгоднее, чем согласие на предоставление другой квартиры застройщиком. По словам юриста, собственника нельзя принудительно выселить, если между ним и органом власти не достигнуто соглашение о предоставлении иного жилья. А вот оспорить уже подписанное соглашение не так просто. Необходимы соответствующие основания для оспаривания сделок, закрепленные Гражданским кодексом РФ. И шанс изменить ситуацию у семьи Изотинковых все-таки есть.

Елена Мадеева, адвокат:

— Если в расселяемой квартире, помимо собственника и ее детей, живут иные родственники — самостоятельная семья, они могут быть признаны нуждающимися и встать на учет по предоставлению социального жилья. Если бы они это сделали заранее, можно было бы говорить о необходимости расширения жилплощади при переезде. И все же оспорить подписанное соглашение можно.

Например, если в квартире действительно нет кухни. В предоставляемом жилье должна быть кухня, "мокрая точка", оформленная по всем правилам, соответствующая санитарным и жилищным нормам. Коридор — не лучшее место для кухонной раковины и приготовления пищи.

Видео дня. Как вор в законе и «сестра» Кадырова преследует любовника

Источник: news.rambler.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь